Что говорят участники «Марша рассерженных белорусов». Опрос БДГ

Опубликовано: 18/02/2017 - 14:29
"Марш рассерженных белорусов"

Около десяти тысяч минчан и жителей регионов провели так называемый «Марш рассерженных белорусов» против декрета о социальном иждивенчестве. Корреспондент БДГ поговорила с участниками акции в Минске и узнала, почему они пришли на проспект Независимости.

Вечером в пятницу, 17 февраля, на столичной Октябрьской площади собралось более двух тысяч человек, по некоторым оценкам, к концу акции их было уже порядка десяти тысяч. Основную массу протестующих составили мужчины трудоспособного возраста, причем абсолютное большинство – не молодежь или студенты, а скорее поколение их родителей.

Некоторые решили добиться таким образом отмены самого сбора, другие же считают, что решить проблему может только отставка правительства.

Акция собрала не только общественных или политических активистов, но и рядовых граждан, по которым больно ударил «тунеядский декрет». 

БДГ поинтересовалась у рядовых участников марша, что их заставило выйти на проспект Независимости.

«Просто нет слов…»

Минчанин Игорь пришел сюда с товарищем и держит на плечах сына. Сейчас 39-летний водитель, тракторист, машинист и слесарь-ремонтник остался без работы, однако иллюзий насчет улучшения ситуации с помощью марша тоже не питает.

– Пришел посмотреть, что тут будет. Мы же дармоеды!

– И Ваш сын – дармоед?

– По ходу, да, – говорит мужчина– Если серьезно – то нет слов! Когда я работал, не получал и двухсот долларов. Четыре миллиона старыми, – говорит Игорь.

Еще один участник акции Олег – 45-летний индивидуальный предприниматель из Барановичей.

– Нет, я не дармоед, у меня небольшое частное производство. Приехал потому, что мне не все равно. Это моя страна, мне здесь жить, – говорит он.

Марш несогласных вызвал пробки на проспекте Независимости. Однако водители не злятся, а поддерживают участников, громко им сигналя.

Работа фрилансером – «не формат»

На одном из перекрестков протестующих вежливо просит подождать зеленого света инспектор ГАИ.

– Мы не боимся! Мы не тунеядцы! – очевидно, марширующие ожидали возможных провокаций и приняли просьбу инспектора за одну из них.

Демонстрантов очень трудно удержать на тротуаре, но сотрудник автоинспекции ведет себя предельно корректно:

– Хорошо, спасибо за понимание!

– Это не понимание!!! – лишь еще больше разозлились митингующие – но тут загорелся зеленый. Видно, что многие участники марша доведены до отчаяния и едва сдерживают свой гнев.

Одна из активных участниц пришла сюда с большой кастрюлей, из которой получился отличный ударный инструмент. Активистка оказалось известным кинорежиссером Ольгой Николайчик.

– Бью, как в гонг, потому что хочу, чтобы власти услышали: мы не дармоеды, а работящий народ, потомки благородных князей, и нас нельзя унижать. И нужно вовремя оставлять правление страной, потому что люди эту власть не выбирали.

Я пришла, чтобы добиться уважения моих прав, чтобы власти внимательно прочитали вторую статью Конституции и Декларации прав человека. У меня 20 лет нет постоянной работы, потому что я в оппозиции к режиму. Моя работа фрилансера, как говорится, «не формат», и я попала в дармоеды. Я хочу сказать Лукашенко, что главный дармоед в стране – это он.

«У нас какой-то феодализм»

За вторую ручку «гонг» держал, по словам Ольги, абсолютно не знакомый ей человек.

– С этой стороны кастрюлю несла пожилая женщина, которой и идти-то было тяжело. Я взял, чтобы она отдохнула, – объясняет помощник, представившийся Владимиром.

Мужчине 50 лет, живет в Минске, по профессии – управленец.

– У Вас сейчас есть работа или Вы «официальный дармоед»?

– Давайте назовем меня дармоедом. Почему пришел? Да здесь все должны быть! Когда-то должно начаться спокойное и разумное обсуждение проблем, которые стоят перед страной. Вот этот идиотский указ – а по-другому его не назовешь – появился благодаря тому, что у нас законы можно прочитать, как хочешь, и так, и сяк.

Все должны платить налоги? Да – с доходов! Одно слово добавь, и не будет никакой ерунды. Получил доход – заплати, это правильно. А что происходит у нас? Надо платить налоги с безработицы! Это просто безумие. Почему-то людям у власти не хочется наводить порядок ни в документах, ни в умах, ни в обществе. Как гражданина, меня это не может оставить равнодушным. Все мы живем в одной стране, и наша задача – делать страну лучше, чтоб нам лучше жилось. Надо выбирать умных, не «оппозиция – не оппозиция», а просто умных людей, которые приведут в порядок страну.

Но почему-то полпроцента населения считают себя вправе навязывать свой образ мышления, построения государства и ведения экономики. Однако видно невооруженным глазом: у них нет ни достаточного экономического образования, ни понимания современного мира. То, что творится сейчас – просто какой-то феодализм.

Понятно, почему так получается: «присосались» к кормушке, а сейчас уже и боязно уходить, ведь грешков много. Вот мы и в тупике.

Тунеядки – и беременные, и мамы детей с особенностями

Марширующие беспрепятственно прошли по площади Независимости, несмотря на то, что неподалеку стояли 2-3 автозака, и остановились возле Министерства финансов. Поднимаюсь на парапет, чтобы оглядеться. Демонстрантам – ни конца ни краю. По информации одного из лидеров предпринимательского движения Анатолия Шумченко, ГАИ определяет число митингующих в десять тысяч человек.

Вот подходит молодая семейная пара, девушка – явно на последних месяцах беременности.

– Да, мы оба – дармоеды! – улыбаясь, объясняет молодой человек.

Но его супруга, увидев диктофон, от интервью отказывается.

Рядом стоит мама с двумя детьми.

Татьяна из Минска, мне 36 лет. Пришла, потому что я – тунеядец. Занимаюсь домом и детьми, у одного – задержка речи, нужно возить на занятия в специальную школу. Но это не освобождает меня от уплаты сбора за тунеядство.

Валентине из Полоцка 44 года, на марш она приехала вместе с 14-летней дочерью Маргаритой.

– Пишу тексты для украинской компании. Там платят налоги – а здесь я считаюсь тунеядкой.

Людмиле, как и ее супругу Владимиру, 50 лет.

– Мы минчане, с работой все нормально. А вот мой брат получил «письмо счастья». Но даже если бы он это письмо не получил, мы все равно бы пришли, чтобы поддержать других, – говорит женщина.

Михаил – еще один житель столицы, не обязанный уплачивать «тунеядский» сбор.

– Я художник-оформитель, работаю в церкви, мне 44 года. Пришел сюда из солидарности.

Тем временем организаторы марша «несогласных» взяли заключительное слово, в котором призвали власти к уходу в отставку, а участников – повторно встретиться 25 марта. Организатор акции Николай Статкевич заявил журналистам, что считает поставленные цели достигнутыми:

– Мы показали, что мы – нация! Такой солидарности в Беларуси не было уже последние десять лет. И власти вынуждены будут к нам прислушаться!

По информации независимых наблюдателей правозащитного центра «Вясна» и Беларуского Хельсинкского Комитета, на момент окончания митинга никаких инцидентов зафиксировано не было. Правда, позже стало известно как минимум об одном нападении на участников анархистского движения, которым все же удалось вырваться.

 

Фото и видео: БДГ

Оцените эту статью: 
Средняя: 4.8 (25 оценок)
Загрузка...
Яндекс.Метрика