Рейтинг недееспособности государств: Беларусь в зоне повышенного внимания

Опубликовано: 29/03/2017 - 12:43
Беларусь на карте

Американские специалисты неожиданно пришли к заключению, что официальный Минск справляется с ролью управления страной примерно на том же уровне, что и власти в Африке. Эксперты БДГ, однако, предупреждают: к подобным выводам нужно относиться осторожно.

Рейтинг недееспособности государств ежегодно подготавливают Фонд мира, занимающийся укреплением безопасности в проблемных странах, и глобально-политический журнал Foreign Policy. Штаб-квартиры обеих организаций расположены в Вашингтоне.

В своей совместной работе они оценивают эффективность управления той или иной страной, а также уровень коррупции и преступности. Одним из признаков государства, подходящего на роль кандидата в нелестный список, является плачевное состояние экономики.

В рейтинг за 2016 год Беларусь попала, заняв 92-ое место. Выше находятся в основном африканские государства или проблемные азиатские (из постсоветских это Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан, Азербайджан и Туркменистан). Среди европейских держав здесь лишь воюющая Россия, Грузия с ее конфликтами в Абхазии и Южной Осетии, Украина, на территории которой ведутся военные действия, да еще децентрализованная Босния и Герцеговина.

Официальный Минск, ни с кем официально не воюя, по уровню управления страной уступает даже бедной Молдове, утратившей контроль над взбунтовавшимся Приднестровьем, и Сербии с беспрецедентным Косово.

Лучше даже в Гане и Парагвае

В это сложно поверить, но по сравнению с Беларусью эффективность работы властей выше даже… в некоторых странах Африки. Например, это Сан-Томе и Принсипи, где валюта ослаблена, безработица составляет 50%, а для лечения больных нет ни больниц, ни лекарств.

Или Габон, где средняя продолжительность жизни не достигает и 53 лет, а месячный доход для большинства составляет около 60 долларов. Или Кабо-Верде с мизерным ВВП, неспособным обеспечить страну собственными продуктами питания. Или Гана. Или Намибия, получившая пятое место в мире по численности зараженных ВИЧ и первое – по неравномерности распределения доходов.

Темно-желтым выделены страны зоны повышенного внимания, в которую входит и Беларусь

Более дееспособным по сравнению с Беларусью является даже наименее развитый среди южноамериканских стран Парагвай. И Сальвадор, выбившийся в абсолютные лидеры по уровню убийств – настолько вопиющая там проблема уличных банд. Коммунистический Вьетнам с политикой «не более двух детей», огромным числом трудовых эмигрантов и профсоюзными забастовками тоже показывает результаты получше белорусских.

На голову ниже ЮАР и Кубы

Звучит, как анекдот, однако иные страны Африки не просто опережают Беларусь по каким-то показателям, но и принадлежат к более стабильным державам.

Официальный Минск находится в зоне повышенного внимания, т.е. среди государств с повышенным уровнем рисков. А вот ЮАР, где люди зачастую живут без электричества и водоснабжения, относится к группе стран с рисками среднего уровня, требуя не повышенного, а обычного внимания. Так же, как Суринам.

Среди стран группы среднего уровня рисков можно увидеть Кубу, Малайзию и Албанию. Сюда относятся также две постсоветские республики: входящая в ЕврАзЭС Армения и Казахстан.

Монголия так и вовсе оценена как вполне стабильное государство. А соседние для Беларуси Латвия, Литва и Польша занимают нишу еще выше – «более стабильного» уровня.

Корень зла – неповоротливость

Чем же Беларусь так не угодила авторам исследования? Прежде всего, нужно отметить, что позиции государства в рейтинге ухудшились: по сравнению с результатами 2010 года она потеряла аж десять строчек. Вместе с тем, общая оценка дееспособности белорусских властей улучшается. Получается, действия управляющих недостаточно эффективные, чтобы конкурировать с другими странами.

Исследователи оценивали по десятибалльной шкале 12 различных показателей, причем чем выше балл, тем более проблемным является показатель.

Долгосрочные тенденции по социально-экономическим и политическим показателям Беларуси за год. Восходящие отображают ухудшающиеся тенденции, нисходящие – улучшающиеся.

Посредственное сегодня демографическое давление (5,3 пункта) в 2007 году достигало восьми. На этом же уровне и неравномерность экономического развития: 4,9 пункта постепенно снижались с 7,5. Последнюю «троечку» получил сектор государственных услуг, заработавший 4,4 пункта вместо бывших 6,9.

Положение беженцев и миграция еще десять лет назад соответствовали посредственному уровню (менее пяти пунктов), а сейчас – надлежащему (3,8). Примерно то же самое наблюдалось с оттоком населения и утечкой мозгов: нынешние 3,1 пункта против пяти за 2007 год.

Это – лучшие из белорусских показателей. Ни одной отметки «отлично» у нас нет и не было.

Перебиваемся с «двойки» на «тройку»

Очень слабую оценку (7,1 пункта) получила ситуация с ростом реваншистских настроений, набравшим за последнее десятилетие года 0,6 пункта. На этом же уровне (6,2 пункта) находится общее состояние экономики, которое с 2007 года в целом улучшилось на 0,6 пункта, но за прошлый год ухудшилось на 0,1 пункта.

Оценка аппарата госбезопасности, оставаясь слабой, меняется по принципу «шаг вперед, шаг назад». Сегодняшняя отметка в 6,3 пункта за десять лет сумела сбросить 0,4 пункта, причем 0,3 – за последний год (т.е., это значения 6,0 и 6,3 пункта соответственно). А вот пять лет назад показатель сдал на 0,3 пункта, равняясь 6,6 пункта.

Внешнее вмешательство в дела страны, включая серьезную иностранную помощь, имеет 7,5 пункта. Год назад позиция была несколько худшей – 7,8 пункта. Но каждые пять лет Беларусь улучшает результат на 0,2 пункта – прошлые пятилетки демонстрировали 7,3 и 7,1 пункта соответственно.

Однако главными недостатками управления страной являются крайне скверное положение в следующих областях:

  • Соблюдение прав человека и верховенства закона (8,1 пункта против 8,5 пункта в 2007 году);
  • Раздробленность правящей элиты, что предполагает агрессивную риторику и борьбу за власть (стабильно 8,3 пункта с 2013 года, хотя пять лет назад – 8,5 пункта, а десять – 8,0 пункта);
  • Государственная легитимность, которая оценивается по уровню коррупции, доверия граждан и демократии, а также наличию протестных демонстраций (8,9 пункта; несмотря на прошлогоднее ухудшение в 0,3 пункта, общая картина все же на 0,2 пункта лучше, чем в 2007 году).

В целом, экономические и социальные индикаторы имеют лучшие показатели, политические – на порядок хуже. И если первые демонстрируют тенденцию на поправку, вторые в своей основной массе стоят на месте. Однако и те, и другие оценки –  неутешительны: четыре «тройки с минусом», по три «тройки» и «двойки», и лишь две крепкие «четверки».

Роман Яковлевский: Это давление на Лукашенко и Россию

Политический обозреватель Роман Яковлевский относится к подобным рейтингам с недоверием.

«Во-первых, после президентских выборов в США никакие рейтинги не могут свидетельствовать о реальном положении вещей. Ведь никто не смог предсказать победу Дональда Трампа! Поэтому к разного рода рейтингам я – и не только я – отношусь сдержанно, со скептицизмом. Рейтинг первого президента Беларуси много лет был традиционно высоким для политика, однако результат мы видим – и к цифрам относимся по-другому. Мы уважаем Foreign Policy, уважаем работу исследователей, но тем не менее», – говорит он.

Вместе с тем, по мнению эксперта, размещение Беларуси на не слишком престижное место в списке можно рассматривать и как возможность «повоспитывать» власти: «Я считаю это проявлением давления на Лукашенко и его ближайшего друга – Россию».

На вопрос, каким образом могут искажаться данные, например, о ситуации с правами человека, собеседник отшучивается.

«Абсолютно зря критикуют соблюдение в Беларуси прав человека. В нашей стране они соблюдаются безусловно – настолько, что все знают фамилию этого человека! Что касается преступности, я бы критически отнесся к этой информации. А неработоспособность идеологической вертикали – недаром же их называют дармоедами!», – усмехается Яковлевский.

Андрей Казакевич: Позиция Беларуси занижена

В свою очередь, директор института «Политическая сфера», доктор политических наук Андрей Казакевич считает, что исследование американского Фонда мира, безусловно, заслуживает внимания, однако ни в коей мере не является эталоном истины.

«Любой рейтинг – это вопрос методологии. Из чего здесь исходили эксперты? Трудно сказать, потому что они ссылаются на очень широкий контент-анализ, качественный и количественный методы, свою схему ранжирования – нет никакой возможности проверить, насколько удачно это работает», – объясняет он.

Что касается конкретно Беларуси, ее позиция в рейтинге несколько занижена и не совсем правильно отображает ситуацию.

«Если мы говорим о нарушении прав человека, уровень насилия – по крайней мере, в прошлом году – не был столь высок, как указано. У нас достаточно широкий сектор гражданского общества, а некоторые негосударственные медиа более популярны, чем государственные. Да, элита недостаточно консолидирована, есть политическая оппозиция, которая не включена в политический процесс, – но это не приводит к постоянным сменам правительства или частым очень острым конфликтам, потому по приведенной шкале баллы будут ниже», – аргументирует Казакевич.

Переоценены и такие показатели, как легитимность государства и зависимость от внешнего вмешательства.

«Внешнее влияние в 7,5 баллов – для такой оценки требуется не просто экономическая зависимость, но и само правительство должно функционировать по указке извне. Я бы сказал, это не соответствует тому, что происходит в стране, в Беларуси мы имеем другую ситуацию – я по данной шкале поставил бы баллов пять, даже четыре», – говорит собеседник.

Африка как мир иной

Эксперт также объяснил, действительно ли сегодняшнее политическое положение Беларуси можно сравнивать с африканскими государствами.

«Когда мы говорим о «лучше» или «хуже», всегда подразумевается некая шкала – что именно означает это «лучше» и «хуже»? В зависимости от шкалы, соответственно, выводы могут быть очень разными: по одной Беларусь окажется в Африке, а по другой – в Дании. Но если мы говорим о вопросе государственности, для Беларуси и Африки в большинстве случаев это будет очень разная политическая организация», – заметил директор «Политической сферы».

Юная представительница племени Химба возле своего дома, Намибия. Фото: Wikipedia

Для Беларуси норма – государство, которое дает гарантию, что люди не бегают с автоматами, убивая друг друга.

«Государство дает гарантии на все, с существования общественного транспорта до социальных выплат банковской системы. Все то, что мы понимаем под европейским государством – это у нас есть. Могут быть всплески, которые несколько шатают этот институт, как сегодня в Украине. Но, по крайней мере, государство по умолчанию существует – а дальше дискуссия идет уже о том, какое это государство», – продолжает собеседник.

Традиционная семья племени Химба, Северная Намибия. Фото: Wikipedia

В Африке же, особенно в проблемных странах, это далеко не так.

«Там могут существовать неподконтрольные государству территории. Группировки, которые могут применять насилие против населения без существенного наказания со стороны властей. Автономные парамилитарные группы, самостоятельно решающие, где вести боевые действия. Поэтому сравнивать Беларусь с большинством африканских стран не имеет смысла. Это иной политический мир»,– подчеркнул Казакевич.

Беларусь – не в Африке, но похожа на Кубу

Что касается наиболее развитых стран Африки, их политическая структура тоже разительно отличается от европейской.

«Даже когда мы говорим о ЮАР, нужно понимать, что там существуют весьма значительные географические дифференциации. Крупные центры, особенно с большой долей европейского населения, это одно. А когда мы идем в глубь страны, там господствует традиционная организация общества, и это совсем другое. Такого, естественно, в Беларуси нет – и очень давно», – не сдерживает улыбки доктор политических наук.

А вот сегодняшнее положение Кубы, по его мнению, для Беларуси довольно близкое.

«С Кубой, где режим существует уже 50 лет, Беларусь на самом деле можно сравнивать, многие показатели похожи. Но, опять-таки, это не значит, что «хрупкое» по оценкам авторов рейтинга государство находится под угрозой. Как и совсем не обязательно, что в устойчивом государстве людям хорошо живется. Здесь подразумевается, насколько стабилен сам политический институт и насколько он может контролировать происходящее внутри него, а для Кубы этот показатель не есть проблемный», – отметил эксперт.

Почему Беларусь так далеко от Европы

Андрей Казакевич не согласен с тем местом, которое отвели Беларуси в рейтинге его авторы.

«Думаю, это не совсем адекватно отображает ситуацию. В принципе, когда мы говорим о стабильности государственных институтов как таковых, Беларусь точно выходит на среднеевропейский уровень. Это не означает, что нет проблем – они есть. Но это не проблемы устойчивости государственных институтов», – говорит он.

Несмотря на то, что суммарная позиция Беларуси занижена, многие отдельные параметры американские исследователи привели полностью адекватно.

«Я не говорю, что этому рейтингу не стоит доверять. Просто позиция Беларуси должна быть выше. Предназначение рейтингов – заставить обратить внимание на те или другие проблемы в стране и показать динамику, куда она движутся: в правильном направлении или нет. Естественно, подобные исследования важны, к ним нужно относиться серьезно и изучать, чтобы лучше понимать ситуацию в государстве», – объясняет Казакевич.

«Любой рейтинг – как двухмерное фото»

Вместе с тем к рейтингам необходимо относиться критически, поскольку их составляют обыкновенные люди, которые могут ошибаться.

«Если речь идет о сопоставлении большого числа стран, многое зависит от сбора информации. Временами люди могут ошибаться или, допустим, собирать только те данные, которая опубликованы по-английски, не работая с локальными языками. Все это может приводить к существенным искажениям. Любой рейтинг – это как фотография: она, конечно, передает общий вид объекта, но лишь в двухмерном изображении. В реальности же объект может выглядеть по-другому, а ситуация будет гораздо сложнее», – резюмировал Казакевич.

Вполне вероятно, что вашингтонские специалисты Фонда мира и Foreign Policy действительно могли опираться в своей работе именно на англоязычные документы. Однако каким же должен быть перевод документации по Беларуси, чтобы страна очутилась в одном ряду с африканскими? Возможно, для руководства страны пришло время задуматься, достаточен ли уровень владения иностранными языками у госслужащих.

Оцените эту статью: 
Средняя: 3.8 (8 оценок)
Загрузка...
Яндекс.Метрика