Застой неизбежен: действительно ли Беларусь затягивает в экономическое болото?

Опубликовано: 17/02/2016 - 10:06

Экономическая политика в Беларуси продолжит носить реакционный характер – проблемы будут решаться по мере их поступления. К реформам политически Беларусь не готова, экономически не осталось возможностей поддерживать статус-кво.

Совсем недавно стало известно, что внутренние расчеты министерства финансов России включают так называемый «инерционный сценарий», в котором экономику соседней страны ждет пятнадцатилетняя эпоха застоя. Среднегодовой экономический рост будет на уровне 0,8%, заработная плата – увеличение не более чем на 1,9% в год, а внешняя торговля так и не достигнет докризисных объемов 2014 года. Есть и другие сценарии развития событий (например, целевой), но они также не подразумевают радужных перспектив братскому народу.

Учитывая тесную взаимосвязь экономик России и Беларуси, важно оценить перспективы развития ситуации на нашей земле. Тем более до сих пор не принят план социально-экономического развития Беларуси на очередную пятилетку. А это означает только одно – неопределенность в экономике пугает не столько обычный народ, сколько государственных служащих, ответственных за страну.

На сегодняшний день в экономической политике Беларуси наблюдается некоторая дихотомия. С одной стороны, уже мало кто сомневается в том, что Беларуси необходимы реформы. В правительстве даже образовалась значительная группа тех, кто отстаивает последовательные преобразования в экономической системе. Правда не все они выступают за рыночные преобразования, и часто происходит прямая подмена понятий. Так, например, некоторые старые методы и подходы к экономической политике просто камуфлируются под замысловатый термин «эволюционная модернизация». А вполне рыночные решения – под «оптимизацию» или «совершенствование».

С другой стороны – те решения, которые принимаются на бумаге правительством или прописываются в проектах документов, не всегда находят поддержки на политическом уровне. Поэтому их выполнение либо срывается, либо трактуется по-новому.

Эта дихотомия особенно заметна на примере принятого постановлением Совмина и Нацбанка комплекса мер по решению задач социально-экономического развития Беларуси в 2016 году и обеспечению макроэкономической сбалансированности. Совмин и Нацбанк во много составили противоречивый документ, в котором прослеживался некоторый консенсус между реформаторским движением и консервативным блоком правительства. Однако этого было недостаточно, чтобы глава государства поддержал его. Поэтому уже сейчас можно констатировать, что экономическая политика в Беларуси продолжит носить реакционный характер – проблемы будут решаться по мере их поступления.

Это же определяет и перспективы или наиболее вероятные сценарии развития событий. Стратегических решений, которые бы сформировали фундамент для устойчивого развития страны, за прошлые периоды принято не было. Поэтому будущее для Беларуси вполне может коррелировать с пессимистическим сценарием от российского Минфина.

В прошлом году инвестиции в основной капитал в Беларуси составили всего 84,8% от уровня 2014 года. При этом этот показатель уже не первый год находится в отрицательной зоне. Если же углубляться в анализ, то активная часть основных фондов – оборудование, станки и т.п. – и вовсе обновлялась достаточно медленно. Большая часть средств ушло на стены, которые не приносят добавленной стоимости, хотя и позволяют в краткосрочной перспективе подстегнуть экономический рост.

Соответственно, в 2015 году не было заложено основы для долгосрочного экономического роста. На этом фоне первоначальный прогноз белорусского правительства на 2016 год в 0,3% прироста ВВП уже смотрится не реалистично. Если же учесть все сценарии развития событий в России – у нашего основного торгового партнера, а также спонсора, – то можно смело готовиться к повторению ситуации ушедшего года с отрицательными значениями роста валового продукта страны.

Объем промышленного производства вернулся на пару лет назад, сократившись на 6,6% за 2015 год. Если бы не производство калийных удобрений и нефтепереработка, то сокращение было бы еще больше. Например, производство машин и оборудования сократилось на 25,2%, транспортных средств – на 13,7%, модернизированная деревообрабатывающая отрасль упала на 6%. Бюджетные субсидии и другие формы поддержки производителей позволили поддержать отдельные предприятия, хотя объем продаж остался на низком уровне, поэтому темп сокращения запасов готовой продукции на складах зафиксирован на достаточно низком уровне. Однако в целом по промышленному сектору скрыть проблему не удалось: доля убыточных предприятий за год увеличилась с 24,5% до 31,4%, а сумма чистого убытка и вовсе удвоилась.

В 2016 году такой поддержки промышленных предприятий из бюджета, как это было в прошлом году, не будет. Премьер-министр Беларуси Андрей Кобяков подтвердил, что плановый бюджет на текущий год был составлен на основе оптимистических расчетных показателей по курсу белорусского рубля и цены на нефть, поэтому уже в феврале было объявлено о наличии бюджетного разрыва в 14% расходной части консолидированного бюджета страны. Для его покрытия необходимо будет не только изыскивать новые способы наполнения доходной части, но и сокращать расходную. В первую очередь под нож попадут капитальные расходы, а только потом социальная составляющая бюджета. Предприятиям, не готовым к рынку, придется сложно. И кроме как сокращения производства, им ничего не останется.

Получается патовая ситуация: к реформам политически Беларусь не готова, экономически не осталось возможностей поддерживать статус-кво. Поэтому неудивительно, что все чаще можно услышать о необходимости тотальной экономии, повышения производительности труда административными методами и т.д. Но политикой затягивания поясов невозможно сформировать основу для долгосрочного экономического роста. При этом длительная стагнация – нахождение страны на этапе низких темпов роста – хуже, чем рецессия. Рецессия – очищение экономики от ненужных активов, которые будут замещены в последующем более эффективными инвестициями. Политика стагнации – это одновременное сохранение старого и создание препятствий на пути создания благоприятных условий для появления нового.

Брежневские времена нас, конечно же, не ждут. Не будет и полупустых полок в магазинах с бутафорскими продуктами. Однако постепенное сокращение выбора товаров в отечественных магазинах, отсутствие выбора работы по уровню доходов и по способностям и т.д. – вот это «застой» по-современному. Особенно учитывая динамику развития всего остального мира, в частности – соседних стран, которые уже в этом году должны продолжить свой экономический рост, несмотря на «мировой экономический кризис».

Антон Болточко
Эксперт по экономике ОО «ДАС Либеральный клуб»

Оцените эту статью: 
Средняя: 4.1 (24 оценок)
Загрузка...

Новости по теме

Яндекс.Метрика