Судный год

Опубликовано: 17/02/2016 - 14:51

Объем предстоящих, заранее установленных и уже запланированных на ближайшие 12 месяцев, расходов по обслуживанию внешнего и внутреннего государственного долга, номинированного в иностранной валюте, а также по другим операциям, требующим выплат в иностранной валюте, на 50% превышает объем самих ресурсов в иностранной валюте (включая золото), имеющихся сейчас у Беларуси, включая предстоящие, заранее установленные в эти 12 месяцев, притоки иностранных активов.

То есть, уже расписанный на год чистый отток иностранной валюты наполовину больше закромов Национального Банка, а с учетом потенциально возможных выплат - и вовсе на 86%. Причем, если из международных активов и ликвидности в иностранной валюте вычесть золото, то оставшихся ресурсов у Беларуси - ровно на 3 месяца заранее установленных чистых выплат.

Такого не было еще никогда.

Раньше, лет 10 назад, объем иностранных активов у Беларуси был в разы меньше, чем сейчас, но и выплат по займам, ценным бумагам и прочим обязательствам в иностранной валюте тогда был мизерный для государства - значительных долгов страна тогда еще не набрала.

Сейчас же уже год как идет время максимальных выплат по инвалютным обязательствам, которые были набраны в предыдущие несколько лет: активное наращивание внешнего государственного долга Беларуси началось с конца 2008-го года, а позже добавилось и внутреннее заимствование в иностранной валюте. А активы в иностранной валюте, которыми располагает Национальный Банк, сокращаются уже 3,5 года, и сейчас их объем находится на уровне тех лет, когда государственный долг в иностранной валюте был еще небольшой.

В условиях, когда новых кредитов в Беларусь не поступает, даже из России, от которой максимум что можно ожидать - это пролонгирование уже ранее от нее полученных, а внутренних источников пополнения валютных закромов государства нет, так как для этого нужно иметь плюсовое сальдо счета текущих операций платежного баланса (проще говоря, чтобы совокупный экспорт превышал совокупный импорт, и от этого в страну шел чистый приток валюты), которого нет, единственный выход отвечать по ранее взятым обязательствам - это тратить накопленные резервы, использовать имеющиеся у государства иностранные активы.

Сейчас их, международных резервных активов и ликвидности в иностранной валюте, осталось, по данным Национального Банка на конец января 2016-го, $4,350 млрд, из них золота на $1,535 млрд (без золота, значит, $2,815 млрд). Последний раз такой объем был осенью 2009-го года, но золота в долларовом эквиваленте тогда было вдвое меньше.

Максимальный же объем иностранных активов был в первой половине 2012-го (исторический пик - конец марта, $11,639 млрд) благодаря продаже в конце 2011-го Газпрому оставшейся половины Белтрансгаза, возвращению валюты в банковскую систему после кризиса 2011-го и значительному приносу валюты на депозиты физических лиц в иностранной валюте в 2012-ом из-за комплекса девальвационных опасений, связанного все с тем же 2011-ым, а также значительным заработкам от действия «растворительно-смазочных» схем при экспорте нефтепродуктов, действовавших по июль 2012-го.

И с тех пор, как раз с июля 2012-го, пошел обратный процесс - иностранных активов становится все меньше: за 3,5 года уже «проедено» активов на чистой основе более чем на $7 млрд, по $2 млрд в среднем за год. При том, что все эти годы Беларусь имела значительные ценовые преференции от России по цене природного газа и нефти и по доступу на российский рынок.

Правда, «проеданием» активов и при помощи указанных российских преференций к 2014-му году был достигнут, по-видимому, наивысший уровень жизни в стране за все постсоветское время. Так, в середине 2014-го средняя зарплата впервые превысила $600.
 
Но валютные запасы в закромах Национального Банка и Министерства Финансов, как оказалось, не бесконечны, как и огромная разница между ценой покупки нефти и газа в России и европейскими ценами в период высоких цен на углеводороды, на чем Беларусь имела очень хороший профит. И вот, к началу 2016-го, они закончились: в закромах просматривается дно, а нефтяные заработки не дают и трети прежних. И тут как раз пришел счет за пир.
 

Остались внешние и внутренние обязательства в иностранной валюте, исполнение которых теперь сильно сказывается на динамике оскудевших валютных запасов. Что проявилось в январе: по данным Национального Банка в январе международных активов и ликвидности в иностранной валюте Беларуси стало меньше почти на полмиллиарда долларов, а относительное их сокращение - на 10,1% - стало одним из самых сильных за последние годы.

А теперь - сколько предстоит Беларуси выплатить по инвалютным обязательстам.

Заранее установленных, то есть уже расписанных, чистых инвалютных затрат по ссудам и ценным бумагам в течение следующих 12-ти месяцев предстоит на $6,297 млрд, в том числе в ближайшем месяце - $1,033 млрд, от 1-го месяца до 3-х - $1,116 млрд, и от 3-х до 12-ти месяцев - $4,148 млрд - по состоянию на конец января.

Заранее установленные чистые затраты в иностранной валюте по форвардам и фьючерсам - своп-соглашениям об обмене валют, срок сделок которых наступает в феврале - $173 млн, от 1 и до 3-х месяцев - $40 млн, позже 3-х - нет. Суммарно - $213 млн.

Итого расписанного чистого оттока иностранных активов в течение предстоящих 12-ти месяцев (с февраля 2016-го по январь 2017-го)- на $6,511 млрд, в том числе в текущем месяце - $1,206 млрд, с марта по май - $1,156 млрд, с июня по январь 17-го - $4,148 млрд.

Как видим, в ближайшие 3 месяца предстоят чистые (отток минус приток) выплаты на $2,362 млрд при объеме имеющихся на конец января международных резервов в валюте (то есть без золота) и прочей ликвидности в иностранной валюте в $2,815 млрд.

Кроме того, потенциально возможных, зависящих от развития ситуации, внешних событий, потому не заранее установленных, а которые просто могут быть («обусловленных», как написано в отчете Национального Банка) чистых затрат инвалютных активов в течение 12-ти месяцев прогнозируется на $1,566 млрд, из этой суммы возможен чистый отток $582 млн уже в феврале, через 1-3 месяца -  $166 млн, позже, до 12-ти месяцев - $818 млн.

Суммарных, заранее установленных и потенциально возможных затрат резервов в иностранной валюте в течение 1-го месяца ожидается на $1,788 млрд, в период позже 1-го, но до 3-х месяцев - на $1,322 млрд , позже 3-х, до 12-ти месяцев - на $4,967 млрд.

Всего же на срок до 12-ти месяцев ожидаются суммарные (заранее установленные и возможные) затраты активов в иностранной валюте на $8,077 млрд.

При этом, как выше сказано, имеющихся в наличии на тот момент самих активов (международных резервных активов и ликвидности в иностранной валюте) - $4,350 млрд. То есть предстоящих, уже заранее установленных, чистых затрат этих активов больше, чем самих активов, на 50%, а с учетом потенциально возможных - на 86%.

Превышение всех, с учетом возможных, затрат активов над самими активами впервые появилось в июле 2014-го года, а чисто по заранее установленным - в декабре 2014-го. Раньше активов было в разы больше, чем предстоящих их чистых оттоков.

 

О том, что это означает, можно еще судить при сравнении с Украиной, где, как известно, недавно страна государство подошло к моменту невозможности выплаты по своим инвалютным внешним обязательствам. Кредиторы пошли на реструктуризацию долгов и оттягивание их выплат на более долгий период.

Это наглядно видно на графике динамики отношения объема иностранных активов к объему их предстоящих затрат в течение 12-ти месяцев. Это произошло в момент, когда отношение активов к их затратам находилось на таком же уровне, как сейчас у Беларуси. Хотя здесь следует отметить, что те предстоящие выплаты Украины, которые она не могла произвести ($13,557 млрд) были по сроку в течение 1-го месяца (в ноябре 2015-го) - по ним-то и были осуществлены договоренности.

Теперь в Украине объем имеющихся в наличии (на конец 2015 года) международных резервных активов и ликвидности в иностранной валюте - $13,471 млрд, а заранее установленных их затрат в течение ближайших 12-ти месяцев - $3,235 млрд, то есть в 4.2 раза больше, когда как в Беларуси, иностранных активов меньше таких предстоящих затрат самих этих активов на 33%.

Понятно, что в такой ситуации без внешней финансовой помощи не обойтись, и потому кредитная программа от МВФ сейчас для Беларуси важна как никогда. Как и пролонгирование долгов, взятых у России.

Без них 2016-й год будет судным для Беларуси. Тем более учитывая колоссальную внутреннюю задолженность банковской системы в иностранной валюте (валютные депозиты). Которая только перед населением по срочным вкладам превышает $7,6 млрд, что больше, чем в той же Украине в абсолютном их объеме, при том, что страна в 4 раза больше. 

Оцените эту статью: 
Средняя: 4.9 (27 оценок)
Загрузка...

Новости по теме

Яндекс.Метрика