Петр Марцев: "Беларусь становится российским протекторатом"

Опубликовано: 25/05/2012 - 16:11
марцев
Российские инвестиции вместо европейских вынуждают менять хозяев на белорусских предприятиях, каналы сбыта и финансовых игроков. Перенастройка схем финансирования, кредитования и обналичивания, а также, регистрация огромного количества фиктивных белорусских фирм с российскими корнями для обслуживания экономически перспективных предприятий в западных банках... такова картина современной экономики по-белорусски. 
 
Оценка экономических перспектив от ведущего финансового аналитика, политолога Белорусского института стратегических исследований Петра Марцева.
       
На протяжении пяти лет много говорилось о возможных концепциях социально-экономического развития государства и реформ в Беларуси. Была попытка построить диалог с Западом на декларации о многовекторности белорусской полититки и утверждении, что Беларусь — это мост (транзитная зона) между ЕС и СНГ. Я считаю, что всё это в прошлом: точка невозврата уже пройдена и необходимо переосмыслить то, как будет развиваться ситуация в Беларуси, учитивыя произошедшее в 2010 году. Именно тогда Беларусь взяла на себя обязательства войти в таможенный союз, Единое экономическое пространство Евразийский союз. Эти процессы идут и будут интенсифицироваться.
 

<cke:param name="FlashVars" value="st=c:2iob3gRLvaFNGSmbGHJ12fo43NJh0dVL0d4H35FN2xw1vcyb6xW4vIolGArr&comment=Петр Марцев: " Беларусь="" становится="" российским="" протекторатом"&poster="c:2iob3gRLvaFNGSmbGHJ12fo43NJh0dVLGdh40xw1vaFNGSJ70xFIkftLG5WLkasB2IuI&hotkey=2&file=c:2iob3gRLvaFNGSmbGHJ12fo43NJh3IYWvIoavak70dw1vck7kdwLvz9wT44XY4wCxYyPQjENfbzuYZyFw4JCoYWXYEJtSwJFTbJXY4wQv5zVyArr&quot;">

 
Вопрос о «заморозках» и политических заключённых лежит в другой плоскости. Здесь действуют два фактора:
1) Захотят ли белорусские власти и Запад перенастроиться на нормальный тип переговоров или продолжат раскручивать спиральусиления внешних и внутренних санкций.
2)  Удастся ли сменить доминирующий в этом конфликте личностный подход, когда политики, пытаясь сохранить лицо, не думают о последствиях хотя бы в среднесрочной перспективе.
 
Если бы перед Западом стояла цель освободить политических заключённых, то были бы выбраны более эффективные методы. Я считаю, что в Беларуси ещё какое-то время будут политические заключённые, а их количество будет увеличиваться. Это скорее связано с событиями, которые будут происходить на восточном направлении. Я думаю, что за полгода будут подписаны около 50 соглашений, развивающие базовые соглашения по ЕЭП; будет закончено согласование технического регламента по таможенному и налоговому законодательству в рамках таможенного союза (подписание порядка 30 документов в ближайшие 2-3 месяца). Эта работа с конкретными документами идёт очень интенсивно в Минске и в Москве, поэтому стоит подумать над тем, как Беларусь будет развиваться уже в рамках новых реалий.
 
Что произойдёт на парламентских выборах? - это экзотический вопрос. Да ничего не произойдёт, потому что в избирательном кодексе страны изменений нет и в ближайшее время не будет, хотя планировались. Выборы пройдут по предыдущей схеме, и если туда кто-то и войдёт, то физические лица, а не партии или организации. Я позволил себе так коротко ответить на первые два вопроса, потому что я, к сожалению, не вижу ответа на эти достаточно болезненные для гражданского общества Беларуси вопросы. Я не вижу попыток сторон завязать нормальный диалог на эту тему. Называйте это торгом, но если есть цель освободить политческих заключённых, то даже с террористами ведут переговоры на эту тему.
Пока таких переговоров нет.
 
Перспектива экономических реформ: есть ли дилемма — реформы или погружение в «русское море»
 
Тут как раз нет дилеммы, и погружение в «русское море» (как здесь в кавычках сказано) означает какого-то рода экономические реформы. Если проанализировать базовые документы Единого экономического пространства, то в них содержатся требования изменения законодательства, а для Беларуси - практически изменения экономической модели. То, что является для белорусской модели базовым: государственные субсидии, перекрёстное финансирование, - всё это запрещено делать докуменами Единого экономического пространства. Я не знаю, как Беларусь будет трансформироваться и реформироваться — сознательно или под давлением (скорее всего, под давлением, сопротивляясь и защищая свою нынешнюю административную экономическую модель), тем не менее эти процессы будут происходить. На уровне Таможенного союза они уже происходят. Технический регламент на продукцию вынуждает белорусских производителей менять параметтры продукции (иногда в лучшую, иногда в худшую сторону). Беларусь могла бы проводить системные реформы и генерировать новую, эффективную, современную экономическую модель, но только в одном случае — при наличии политической воли, идеи, цели и всесторонней поддержке извне ( не только России, но и Запада). С Западом сейчас это очевидно невозможно, а с Россией процесс развивается достаточно быстро. Сейчас мы этого не видим на поверхности, но замена белорусских субъектов хозяйствования российскими субъектами хозяйствования идёт полным ходом. Этому немножко способствуют санкции Евросоюза. Я сейчас не буду говорить о том, кто прав, а кто нет; я говорю об объективных вещах: Беларуси неоткуда взять деньги, кроме как из России. Финансовая помощь из России сопровождалась требованиями приватизации, изменения налогового законодательства и пр. базовых вещей «успешной» белорусской модели. Я не разделяю восхищения Чалого и Алесина развитием реального сектора экономики. Смотря с чем сравнивать: если с Россией - мы более успешны, но не хотелось бы сравнивать именно с Россией, потому что это - низшая точка развития реального сектора. Мы вкладываем 350 млн. в модернизацию своих производств вместо необходимых двух миллиардов; мы говорим только о МАЗе и МТЗ, а не о среднем машиностроении, которое находится в глубокой ...яме (глубже, чем мы можем себе представить). МАЗ и МТЗ — единственные предприятия, которые работают на склад. Есть ли в нормальной рыночной экономике такое понятие — «работать на склад»? А мы этим гордимся. Спасибо девальвации, за счёт который мы сбыли за бесценок МАЗы и трактора, разгрузив склады.
 
Тем не менее вынужденные реформы (реформы под давлением извне) будут происходить: не так быстро, как нам хотелось бы, и не так, как нам хотелось бы в принципе, т.к. они делают Беларусь экономическим протекторатом России. Станет ли легче от таких реформ людям? - Да, наверное, станет. Каким образом власти будут сопротивляться реформам под давлением? - Понятно только, что объективно будут сопротивляться, потому что это потеря власти, или во всяком случае делегирование (перераспределение) власти. Мы это увидим в ближайшие два года. Можно говорить об этом подробно, приводя конкретные примеры частных ситуаций на нефтеперерабатывающих заводах, в торговле нефтепродуктами: сейчас происходит замена белорусских операторов российскими или белорусскими операторами с российскими корнями. Происходит перенастройка каналов сбыта и фактическая замена трейдеров на белорусские юридические лица, но с российскими корнями и капиталами. К этому добавляется реакция европейских банков, которые раньше кредитовали трейдерские схемы белорусским трейдерам, а после введения санкций несколько банков уже отказались это делать. Это на руку российским трейдерам. Белорусским транзитом будут заниматься скорее всего россияне. Приведу интересный пример того, как это происходит, чтобы подтвердить свой тезис. Всё начинается с торговли. Все прекрасно знают продукцию компании Procter & Gamble. В каждой стране есть официальный дистрибьютор, в Беларуси он тоже есть (вернее, сменился: был белорусский — стал российский...) Спустя 2-3 месяца с момента перемены продукция российского производства появилась на польском рынке. Это не преступление, но есть политика корпорации, которая делит рынки ( в Польше ведь тоже есть заводы, которые производят для своего рынка стиральные порошки с польскими торговыми марками). По идее корпорации Procter & Gamble не выгодно появление в Польше российских стиральных порошков: не для того заводы ставили в России, чтобы поставлять продукцию в Польшу. Есть такое понятие «трансшипмент» - смена места назначения товара, и россияне этим блестяще пользуются. Это будет происходить во всех сегментах рынка. Это немножко пиратский способ зарабатывания денег, но к экономическим реформам это имеет очень отдалённое отношение. Итого, экономические реформы в Беларуси: системные? - нет; вынужденные? -да; односторонние (под определённые рынки)? - да; с иностранными инвестициями? - да, но в основном с российскими. Зная российскую сырьевую экономическую модель, можно предположить, что нечто подобное «полурыночное» будет происходить и в Беларуси: вынужденное, под давлением и за российские деньги. 
 
Возможна ли новая конфигурация оппозиции?
 
Она возможна была вчера, возможна сегодня и будет возможна завтра. Но политика — это борьба идей, а есть ли идеи, которые привлекают кого-либо, кроме 6% населения? Есть очевидное большинство, нуждающееся в наборе понятных им идей, и есть вопрос, на который нет ответа: «Какова концепция государства Беларусь, во что оно должно превратиться?» Программа должна быть рассчитана не на завтра и не на пять лет, а на десять-пятнадцать-двадцать. Вот где поле для политики и политиков. Я уверен, что появятся партии (оппозиционные или нет — любые) хотя бы для того, чтобы Беларусь стала адекватна тем странам, с которыми она будет тесно сотрудничать. Приведу в пример формирование технического регламента Таможенного союза и законотворчество по Единому экономическому пространству. С российской и казахской сторон в этих процессах участвуют общественные деловые организации, государственные структуры, политические партии, парламентские фракции, всевозможные аналитические центры и институты, огромное количество лоббистов, т.к. им есть что терять. Как выяснилось, в Беларуси нет никаких союзов, нет политических партий или хотя бы групп в парламенте, которые бы защищали экономические интересы своей страны, разбираясь в этом на законодательном уровне, т.к. даже парламент давно не генерирует никакой законотворческой деятельности. В Беларуси, к сожалению, только один человек может принять решение на эту тему, но я сомневаюсь, что этот человек будет сидеть и разбираться в соковой, пивной, табачной и пр. отраслях. В таком случае либо придётся создавать эти структуры сверху в рамках зеркальных взаимоотношений в ЕЭП и в Таможенном союзе, либо это произойдёт спонтанно, по велению интересов белорусского бизнеса. В противном случае Беларусь может потерять, например, пивную отрасль, если прошляпит и подпишет протокол, предлагаемый Росспиртпромом и РосАлкоголем. Хватит ли ума у белорусских госчиновников ( и даже не ума, а решимости) противостоять рейдерским процессам?
 
 И эти процессы можно назвать рождением политических сил (оппозиционных или нет — не важно). Ведь с 2006 года современной оппозиции нет, а есть выжившие остатки оппозиции, сформировавшейся ещё в 90-е годы. Очевидно, что уже давно необходима новая конфигурация оппозиции с более свежими идеями и людьми, но это очевидно мне, а кому-то и не очевидно ( самой оппозиции уж точно не очевидно).
 
Оцените эту статью: 
Голосов еще нет
Загрузка...

Яндекс.Метрика