Приложение Бетера на Андроид

Чему «Город-Лев» может научить Беларусь?

Опубликовано: 25/03/2013 - 11:00

Название Сингапур переводится как «Город-Лев». Этот город-государство действительно стал «львом» Юго-Восточной Азии, крупнейшим финансовым и торговым центром региона. Стал в результате быстро и успешно проведенных экономических реформ. Теперь белорусское руководство хочет перенять опыт Сингапура, а заодно, как водится, и деньжат там перехватить.

Мода на Сингапур

Внимательный наблюдатель наверняка заметил, что белорусская власть старательно копирует тренды власти российской – только с задержкой в год-полтора-два. Дмитрий Медведев в конце своего президентства много говорил о модернизации – и в конце 2012-го о ней заговорил Лукашенко. И говорит до сих пор. Примерно тогда же россияне сделали ставку на научно-технический прорыв в сфере нанотехнологий. И в начале 2013 года программа развития нанотехнологий была принята в Беларуси.

Примерно то же самое произошло с Сингапуром. В начале 2012-го «придворные» Владимира Путина начали много говорить об опыте Сингапура, о кардинальном реформировании и либерализации экономики в условиях (и благодаря) жесткой авторитарной власти.

Парадоксально, но тему охотно подхватила российская оппозиция. Помню, несколько месяцев подряд почти ни одна дискуссия либералов на «Эхо Москвы» или RTVi не обходилась без упоминания опыта реформ Ли Куан Ю и его сравнения с нынешним российским руководством.

Видимо, в Минске это внимательно смотрели и слушали. В конце марта белорусский президент неожиданно оказался в Сингапуре, и все госчиновники и госСМИ хором заговорили о ценности сингапурского опыта реформ для Беларуси и о том, что Сингапур может стать для нашей страны «трамплином» для выхода на рынки Юго-Восточной Азии. 

Хроника неожиданного визита

В Сингапур Александр Лукашенко направился сразу после визита в Индонезию, который БТ традиционно назвало «прорывным». Оказавшись в городе-государстве, президент Беларуси констатировал, что впечатлен экономическими успехами Сингапура и считает опыт преобразований этой страны полезным для белорусской республики.

«Первый премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю сделал ставку на собственные силы и за короткий по историческим меркам срок вывел страну из категории стран "третьего мира" в число глобальных лидеров. История развития независимого Сингапура – это уникальный опыт для всех, в том числе и нашего государства», – заявил Лукашенко, подводя итоги переговоров с руководством посещаемой страны.

«Сингапур – это чудо, созданное обычными людьми под талантливым и мудрым руководством, – сказал белорусский президент. – Нам импонирует самостоятельный курс, которого придерживается Сингапур на международной арене».

Впрочем, встреча Лукашенко с президентом Сингапура Тони Танг Кенг Яма была формальной – в Сингапуре, по конституции, президент играет лишь представительскую роль. Так что все предметные переговоры 21 марта велись уже с премьер-министром этой страны Ли Сянь Луном. Говорили, естественно, о деньгах.

Первым делом президент Беларуси пригласил бизнес Сингапура инвестировать в белорусскую экономику и принять участие в приватизации предприятий. «Перспективным представляется наше взаимодействие в сфере привлечения прямых инвестиций и участия сингапурских компаний в приватизации белорусских предприятий, – заявил Лукашенко. – Сейчас мы готовы рассматривать любые предложения по приобретению пакетов акций наших крупнейших компаний. … Многие из наших крупнейших компаний готовы плодотворно и на взаимовыгодной основе сотрудничать с вашими инвесторами. В свое время мы затратили огромные средства на их модернизацию».

Интересно: только что у России просили госкредит в $2 млрд «на модернизацию», а в Сингапуре оказалось, что все самое важное уже модернизировали… Впрочем, кредит глава страны попросил и в Сингапуре, пусть в несколько иной форме.

«Ваша страна – один из крупнейших финансовых центров не только Юго-Восточной Азии, но и всего мира. Сейчас мы активно прорабатываем вопрос размещения белорусских ценных бумаг на финансовом рынке Сингапура, – сказал Лукашенко, беседуя с премьером Ли Сянь Луном. – Беларусь своевременно и в полном объеме обслуживает и погашает свои обязательства по привлеченным внешним заимствованиям».

Далее, 22 марта, деловые переговоры в Сингапуре вел уже первый зампред Совмина Беларуси Владимир Семашко. Выступая на белорусско-сингапурском бизнес-форуме, Семашко заявил, что Сингапур рассматривается официальным Минском как «перевалочная база, трамплин для вхождения на рынок АСЕАН».

Конечно, прозвучали общие слова о том, что «активизация двустороннего сотрудничества позволит Беларуси увеличить объемы поставок в Сингапур и через Сингапур». Впрочем, прочие переговоры выглядели достаточно конкретными. «Обсуждались возможные варианты вхождения в Китайско-белорусский индустриальный парк, вхождения в свободные экономические зоны», – сказал журналистам Семашко по итогам переговоров. Также, оказывается, в Сингапуре рассматривают возможность покупки миноритарного пакета акций ОАО «Беларуськалий»

«Одна из сингапурских компаний проявляет интерес к покупке миноритарного пакета акций "Беларуськалия", – отметил Владимир Семашко 22 марта в Сингапуре. – Мы принципиально готовы продать миноритарный пакет, но никто сегодня не говорит о продаже контрольного пакета. Если потенциальный инвестор соглашается с тем, что весь пакет акций стоит $32-35 млрд, то мы готовы садиться и разговаривать».

Он также отметил, что «Беларусь может стать идеальной площадкой для производства электроники, учитывая, в том числе, что у Беларуси в рамках Таможенного союза гармонизировано законодательство, создан единый таможенный режим, для торговли нет никаких препятствий». 

История состоявшихся реформ

«Вояж Александра Лукашенко в Сингапур представляет интерес в первую очередь для него самого, а не для белорусской экономики. Товарооборот между нашими странами совсем небольшой (по итогам 2012 года он составил всего $26,5 млн), что и не мудрено, так как наши страны живут в разных технологических укладах и нам просто нечего предложить Сингапуру. А вот перенять сингапурский опыт было бы для нас совсем неплохо, – считает эксперт аналитического проекта Belarus Security Blog Виктор Евмененко. – Сингапур – пример рыночной капиталистической экономики с диктаторским режимом, который провел успешные реформы и смог привлечь инвесторов. Да, у инвесторов, в отличие от политиков, свои правила – они сотрудничают с теми странами, которые могут обеспечить эффективность вложений и их сохранность. Я думаю как раз за этим опытом и отправился Лукашенко в Сингапур».

Действительно, новейшая история Сингапура со стороны выглядит как настоящая легенда. На момент обретения независимости в 1965 году Сингапур представлял собой маленькую бедную страну, которой приходилось импортировать даже пресную воду и строительный песок. Соседние страны были настроены недружелюбно, а треть населения симпатизировала коммунистам.

Еще в 1959 году, когда Сингапур входил в состав Британского Содружества, оставаясь полуколонией, «Партия «Народное действие» выиграла выборы в Законодательную ассамблею. Ее лидер Ли Куан Ю стал премьер-министром и решительно взялся за реформы, придерживаясь при этом совершенно диктаторского стиля в политическом правлении.

В 1961 году был основан Комитет экономического развития с задачей формировать и воплощать национальные экономические стратегии, сосредоточиваясь на стимулировании производственной отрасли Сингапура. Были основаны промышленные парки, с помощью налоговых льгот привлекались иностранные инвестиции.

Стратегия экономического развития правительства Ли Куан Ю строилась на превращении Сингапура в финансовый и торговый центр Юго-Восточной Азии, а также на привлечении иностранных инвесторов. «Мы приветствовали каждого инвестора… Мы просто из шкуры вон лезли, чтобы помочь ему начать производство», – написал потом Ли Куан Ю в своих воспоминаниях. В результате американские транснациональные корпорации заложили фундамент hi-tech промышленности Сингапура, и это небольшое государство стало, в частности, крупным производителем электроники.

Индустриализация трансформировала производственную отрасль, которая в результате начала производить товары с высокой добавленной стоимостью, получая значительные прибыли. Значительно выросла сфера услуг, развитие которой стимулировало множество кораблей, прибывавших в порт, и растущая торговля.

При обретении независимости Сингапур страдал от высокой коррупции. Ли Куан Ю так охарактеризовал положение: «Коррупция является одной из черт азиатского образа жизни. Люди открыто принимали вознаграждение, это являлось частью их жизни». Как писал Ли Куан Ю «Борьба с коррупцией началась через упрощение процедур принятия решений и удаления всякой двусмысленности в законах в результате издания ясных и простых правил, вплоть до отмены разрешений и лицензирования».

Одновременно были резко подняты зарплаты судей, на судейские должности были привлечены лучшие частные адвокаты. Зарплата сингапурского судьи достигла нескольких сот тысяч долларов в год (в 1990-е годы – свыше $1 млн). Были жестко подавлены триады (организованные преступные группировки). Личный состав полиции был заменен. Госслужащим, занимающим ответственные посты, были подняты зарплаты до уровня, характерного для топ-менеджеров частных корпораций.

Был создан независимый орган для борьбы с коррупцией в высших эшелонах власти (расследования были инициированы даже против близких родственников Ли Куан Ю). Ряд министров, уличенных в коррупции, были приговорены к различным срокам заключения, либо покончили жизнь самоубийством, либо бежали из страны. Известен ответ Ли Куан Ю на вопрос о методах, с помощью которых ему удалось побороть коррупцию: «Начните с того, что посадите трех своих друзей. Вы точно знаете за что, и они знают за что». В итоге Сингапур по всем международным рейтингам стал одним из наименее коррумпированных государств мира.

Тем не менее, Сингапур и сегодня славится суровостью своих законов. В том числе предусмотрена и применяется смертная казнь. С 1991 по 2004 годы было приведено в исполнение 400 смертных приговоров – это один из самых высоких показателей в мире.

В 1960-1970-е годы была реформирована система образования. Различные национальные школы получили единые минимальные стандарты. Английский язык стал обязательным для изучения во всех школах, ВУЗы были переведены на преподавание на английском языке. Правительство тратило крупные суммы на обучение сингапурских студентов в лучших университетах мира.

А вот пример выстраивания государственно-частных отношений в сфере собственности. Правительство Ли Куан Ю очень хотело сделать большинство населения собственниками жилья. В 1960-е годы была создана система ипотечного кредитования, резко выросло жилищное строительство и к 1996 году лишь 9% квартир сдавались внаем, а остальные были заняты собственниками. В этом помог налог на недвижимость, который составляет 3,7% от потенциальной цены аренды – для проживающего собственника, и 10% для недвижимости, сдающейся в аренду.

В Сингапуре с 1965 года политически доминирует «Партия «Народное действие» (PAP). Критики называют Сингапур де-факто однопартийной страной, и обвиняют PAP в подавлении оппозиции. Тем не менее, такие оппозиционные партии, как Рабочая партия и Сингапурский демократический альянс, представлены в парламенте. Впрочем, «Репортеры без границ» ставят Сингапур на 140-е место из 167 стран в индексе свободы прессы.

Несмотря на это, правительство Сингапура создало в стране крайне эффективную и прозрачную рыночную экономическую систему. Кроме того, правительство имеет репутацию честного и некоррумпированного, исследователи из Transparency International постоянно ставят Сингапур в первую десятку наименее коррумпированных стран в мире и на высшее место по отсутствию коррупции в Азии.

Кстати, 89-летний Ли Куан Ю жив и по сей день занимает должность министра-ментора (наставника) в правительстве. Вот только встречаться с белорусскими гостями и передавать им свой опыт он не стал.

Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Новости по теме

Что делать, если Марафон зеркало не работает

Яндекс.Метрика