Top 100 09.OPEN.BY

 19:18
Террористы продолжают сбивать самолеты в Украине
Погода в Минске
вечером
+19°С
ночью утром
+16°С
+20°С
Лучшие курсы валют
USD 9980 9995
EUR 13790 13840
RUR 278.2 279.20
Актуальные темы

  котлы отопления Затем радиатор окрашивается методом порошковой окраски. поверхность радиатора сохраняет сверкающую поверхность на протяжении всего срока эксплуатации. Радиаторы KERMI Therm X2 комплектуются съемными боковыми и верхним экраном, что значительно облегчает уход за отопительным прибором, краном Маевского и кронштейнами для настенного крепления. Радиаторы KERMI Thrm X2 Provil-V с нижним левым, правым или центральным подключением имеют предустановленный термостатический клапан и узел...

Новости по теме:


 
Новое в  разделе «МУЛЬТИМЕДИА»

Самая свежая информация участок с коммуникациями тут. . Детальная информация Ремонт офисов тут.
30 апреля, 9:57

Сергей Чалый: "Причина кризиса - Режим!"

На конференции «Рубикон 2012: перспективы модернизации и реформ в Беларуси», проходившей в Таллинне 30-31 марта 2012 года, независимый экономический эксперт Сергей Чалый рассказал о том, почему в 2012 году Беларусь вновь ожидает экономический кризис и очередное обнищание граждан? Кто может вывести страну из череды социально-экономических катастроф? Какова роль России?


В один из моих приездов в Таллинн … основным утверждением было, что до кризиса остались не годы, а месяцы. Это не традиционная мантра оппозиционных экономистов, которые предупреждают о кризисе последние 15 лет. Так и случилось, и более того, в Таллинне же утром 14 сентября 2011 года я сказал, что кризис закончился. Это случилось до введения дополнительной сессии на Белорусской валютно-фондовой бирже. Уже полгода живём без кризиса: с 16 марта по 14 сентября — вот его точная датировка. Все эти шесть месяцев — это история административного маразма. Кризис мог прекратиться уже в апреле, когда в совместном выступлении вице-премьера Сергея Румаса и Николая Лузгина, 1-го заместителя председателя правления Национального банка П. Прокоповича, было заявлено о возможности введения дополнительной сессии на бирже, т.е. о переходе к плавающему курсу рубля. Не хватило политической воли самого высшего руководства: в апреле в Послании Президента белорусскому народу и парламенту прозвучали достаточно противоречивые высказывания. Все ожидали, что будут даны указания отказаться от «уникальной белорусской экономической модели», которая финансировалась за счёт государственных инвестиций, а инвестиции в свою очередь — за счёт дефицита текущего счёта платёжного баланса. Вместо этого первое лицо государства декларировало рыночный курс - без девальвации, частную собственность как основу патриотизма — без приватизации и т.д. Ещё через неделю было заявлено, что введение дополнительной сессии уже не требуется, и до сентября шла подмена рынка административным регулированием.
 
В Минпроме была создана административная биржа перераспределения валюты, поскольку никто не хотел показывать настоящий экспорт и продавать валютную выручку по официальному курсу, т.к. Биржевой курс был существенно ниже рыночного. С 22 марта то же произошло и в отношении населения: сколько люди сдавали в обменники, столько могли и купить, а курс значительно отличался от курса на чёрном рынке. Ввели систему административного распределения: Беларусьбанку дали право выделять валюту по заявлению граждан на социальные нужды. Всё это привело к тому, что экономика всё больше уходила в тень, а основные внешнеторговые обороты осуществлялись вне страны, в том числе через корсчета банков Балтии. У населения тоже появился неформальный рынок наличной валюты — через ставший знаменитм сайт с названием, напоминающим фамилию тогдашнего председателя Нацбанка
 
Смысл же этого кризиса был предельно прост. 2010 год мы закончили с дефицитом текущего счёта платёжного баланса 17%. По итогам первого квартала 2011 года (кризис уже шёл, но административная накачка директивными кредитами продолжалась) дыра внешнего финансирования составляла уже четверть ВВП. Было понятно, что кризис завершится, когда мы перейдём на режим плавающего валютного курса, который автоматически сбалансирует текущий счёт. Ровно это мы сейчас и видим: корректный подсчёт баланса показывает, что у нас сейчас около нуля. Как вы знаете, сейчас торговый и платёжный балансы не совсем точно отражают ситуацию, потому что есть строчка межгосударственных трансфертов, по которым перечисляются экспортные пошлины на нефтепродукты, произведённые из российской нефти. Таким образом около трёх миллиардов долларов в год перечисляются из бюджета в бюджет. И если их учитывать помесячно, то в январе и феврале мы имели примерно нулевой баланс.
 
Девальвация в 2,6 раза — это номинальная величина. В реальном выражении с учётом инфляции (даже если смотреть официальные данные по дефлятору PPI) девальвация составляла максимально в ноябре 2011 года около 25% по сравнению с декабрём 2010 года. Сейчас происходит укрепление реального курса рубля: в феврале этого года всего 15% в сравнении с декабрём 2010. Это не совсем хорошо. На бирже сейчас сверхвысокие ставки по рублёвым инструментам, а Нацбанк - единственный покупатель иностранной валюты. Он фактически старается манипулировать курсом, но не в сторону укрепления белорусского рубля, а напротив — не дать этому укреплению стать столь сильным, чтобы это не нарушило вновь обретённую внешнюю конкурентоспособность. Государственные экономисты пугали, что предприятиям от девальвации будет хуже, но это не подтвердилось: по данным Минстата рентабельность продаж выросла на 60-80%. Экспорт продукции сельского хозяйства и машиностроения в Россию не сильно зависел от цены, тем не менее эти предприятия тоже не ухудшили своё финансовое положение,т.к. издержки на труд уменьшились в реальном выражении. Парадокс: не смотря на ухудшение взаимоотношений с Евросоюзом, выправление ситуации с торговым балансом произошло за счёт резкого роста экспорта нефтепродуктов в страны Европы. Дефицит внешней торговли с Россией серьёзно увеличился за счёт роста импорта сырой нефти. «Инъекции» со стороны России (величина выигрыша за счёт улучшения условий торговли энергоносителями) составляют около 2,8 млрд. долларов, из них чуть меньше двух — газ, а остальное — нефть. Я бы не стал называть это подарком или инъекцией. Такие условия мы должны были иметь уже более года назад, т.к. фактически это экономическая плата, котрую нам задолжала Россия за нахождение в Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве. Россия отодвигала висящую перед Беларусью морковку, чтобы ещё дальше втянуть в орбиту своего влияния. К 2015 году планируется некий Евразийский союз, о котором никто не имеет представления. Это было видно на саммите ЕврАзЭС, когда ни о чём не удалось договориться, потому что никто не представляет, какие могут быть следующие этапы интеграции.
 
Стоимость «административного маразма» для белорусской экономики можно примерно оценить в 800 млн. долларов — это чистая потеря для держателей белорусских рублей. В сущности девальвация закончилась уже в мае, за этим последовало усиление административных ограничений, которое привело к ещё одной коррекции рыночного курса, достигшего 10 тыс. белорусских рублей за доллар ( сейчас около восьми). Второй скачок рыночного курса — это в чистом виде налог на экономику. Результатом cтало снижение реальных доходов населения: 340 долларов в декабре, в январе-феврале ещё ниже (так обычно и бывает, потому что декабрьские выплаты самые высокие в году). Но главный результат кризиса — это отказ от фиксированного курса рубля. Очень сложно было решиться на это,т.к. Это автоматически сужает разброс возможностей для властей манипулировать экономикой: любая кредитная накачка автоматически приведёт к увеличению дефицита текущего счёта, что в свою очередь приведёт к корректировке курса белорусского руля в сторону понижения, и через 3-4 месяца все эффекты от накачки будут съедены. Искусственно стимулироваь рост экономики и доходов населения стало невозможно. Как стало понятно, и политическая ситуация изменилась, потому что стало нереально выполнить обещание средней зарплаты в 500 долларов без серьёзных структурных преобразований экономики. 70% государственных предприятий — это только официальные данные, а в действительности частного бизнеса ещё меньше, потому что львиная доля оставшихся 30% - это бизнес, аффилированный с чиновничеством, который не занимается предпринимательством, а извлекает рентный доход, благодаря существованию административных рынков ( классическая теория Симона Кордонского). Белорусские власти не хотят стать причиной будущего кризиса, т.к. любые популистские действия автоматически приведут к очевидному кризису, пусть и не такому масштабному. Если в 2011 году можо было сослаться на львиную долю внешних причин, то теперь будет понятно, «кто виноват». Нужны будут очень серьёзные структурные преобразования, требующие психологических и властных изменений, но не понятно, кем это будет делаться (как ответил Александр I Сперанскому: «Некем взять»). В этой ситуации основным риском являются такие настроения в части правящей верхушки: «Зачем нам вообще что-то делать: Россия кормит — давайте и дальше туда подаваться...» Четыре большие статьи главы парламента в газете «Советская Белоруссия» - это ода нашему слиянию с Россией. Если коротко эти статьи суммировать, то в Россию нужно влиться,   потому что мы сами ничего не умеем...
 
Почему оппозиция не воспользовалась этим кризисом? Очевидно, что произошёл кризис доверия и к властям, и к оппозиции. Оппозиционных лидеры не приходили на молчаливые протесты, и даже когда пришёл Некляев, ему сказали: «Что ты здесь делаешь? Хочешь собирать людей — объяви митинг, и мы посмотрим, сколько на тебя соберётся.» Большинство молчаливых протестующих не имеет политической репрезентации - у них нет лидера. Следующим логичным шагом будет выразить невысказанное и осмыслить эти молчаливые протесты до политических взглядов и интересов.

Горячие новости: