Стрелять в протестующих: силовики готовы объявить войну народу

Опубликовано: 16/10/2020 - 19:03
ГУБОпиК, Николай Карпенков, Геннадий Казакевич, применение огнестрельного оружия, подавление протестов, беларусь, КГБ, ОМОН, пытки, ООН, Иван Кубраков, Швед

Силовики устали от ежедневных поездок по городу в полном обмундировании. И все, что происходило в прошедшие месяцы в стране, они находят гуманным, естественным, нормальным. Судя по тону заявлений начальников силовых ведомств, любой пострадавший во время акций протеста - это некий деструктивный элемент, и неважно, что с ним произошло во время «наведения порядка в городе». Ведь, если прикрыть насилие высокой целью, пусть и оторванной от реальности, можно назвать такое насилие оправданным.

По ту сторону баррикад

Риторика силовиков проста: мы спасаем страну от цветной революции. По-прежнему звучат заезженные фразы про кукловодов, Запад, врагов и стабильность. И если в первое время казалось, что многотысячные длительные, и в конце концов, мирные акции протеста способны показать даже силовикам, что стольких людей невозможно купить, подговорить или одурманить, то теперь очевидно, что это невозможно. Силовики полностью отмежевались от граждан, и самое страшное - от собственых законов и исполнения норм права.

Ситуация сложилась так: если ты по ту сторону условных баррикад, с тобой можно сделать все, и ничего никому за это не будет. Это касается не только безнаказанных избиений, жестких задержаний и унизительного обращения, но и ведения бизнеса или работы, семьи неугодного, и прочее. Из страны уже уехали тысячи людей, которые пострадали или чувствуют себя небезопасно. Каким-то искусственным образом сегодня абсолютно все силовые ведомства - это отдельный карающий всех, кто думает не так, как они, мир.

При этом соотношение пострадавших сотрудников силовых ведомств и простых граждан несопоставимо. Никто не списывает со счетов пострадавших сотрудников того же ОМОНа. Однако про них ничего, кроме числа, не сообщается, ведь их личности тщательно скрываются, и перепроверить информацию о них нет никакой возможности. Да и говорят выскоие милицейские чины лишь о себе, что неизменно вызывает со стороны общества еще больше непринятия и недоверия. Кажется, что за два последних месяца силовики просто перестали восприниматься белорусами, как защита и закон.

Не стоит сбрасывать со счетов и тот факт, что нападением на сотрудника правоохранительных огранов суд может посчитать любое действие простого гражданина. И вынесет реальный уголовный срок. Поэтому и здесь рядовой гражданин, на котрого нападает толпа неизвестных в максах, имеет ущемленные возможности, и дав сдачи неизвестным, может уехать в тюрьму, причем суд его доводов не услышит.

Между тем, в августе в Беларуси силовиков иначе как карателями не называли: после того, как из изоляторов начали выходить первые задержанные, стало ясно, что именно силовики в своем желании унизить, запугать и подавить волю граждан перешли точку невозврата, окунув страну в настолько отвратительное по своей нездоровой сути насилие, что невольно каждый второй сравнивает их действия или с фашистами или с НКВД.

Силовики считают всех, кто выходит на улицу, врагами. А значит - можно стрелять

Глава ГУБОПиК Николай Карпенков и замглавы МВД Геннадий Казакевич находят уместным подавлять волю протестующих боевым огнестрельным оружием. При этом Карпенков считает, что это можно сделать «гуманно».

В последние месяцы белорусы видели на улицах своих городов много страшных событий, повлекших за собой тысячи раненых и избитых, задержанных и оштрафованных. Однако в последнее время риторика начальников силовых ведомств стала меняться в сторону ужесточения насилия в отношении людей, хотя казалось бы - куда уж тут ужесточать.

Так, накануне по одному из государственных телеканалов показывали сотрудника силовых ведомств в балаклаве с измененным голосом, который грозил, что с улиц силовики не уйдут, и заявлял, что ничего они не боятся. 

Замглавы МВД Беларуси Геннадий Казакевич в видеообращении 12 октября заявил, что против протестующих будут использовать боевое оружие. Эта новость вызвала шок у людей: эскалация конфликта на протяжении многих недель исходит от силовиков, которые брутально задерживают буквально всех подряд, сбивая с велосипедов, ища во дворах, избивая в автозаках. Число раненых и пострадавших идет на сотни, число задержанных с начала протестов уже приближается к 15 000 человек.
 
16 октября очередную угрозу в адрес граждан высказал уже ставший известным глава ГУБОПиК Николай Карпенков (сотрудники именно его ведомства появились на улицах города относительно недавно и привлекли внимание своей необоснованной жестокостью и странным внешним видом: в бронежилетах на спортивные футболки и с дубинками в руках, они во главе со своим начальником «прославились» тем, что разбили витрину минской кофейни, а также жестко избивали всех, кто попадался им на пути).
 
Карпенков заявил, что самых активных протестующих с улиц намерены убирать при помощи огнестрельного оружия.
 
«Мы верим в гуманность закона. Мы их задержим. Конечно, если они начнут оказывать активное сопротивление, мы вынуждены будем применить оружие для того, чтобы защитить граждан, защитить правопорядок, чтобы наши дети не видели вот этой вакханалии. Не дадим им разрушить страну. Мы, конечно же, гуманно применим оружие к ним, в том числе и огнестрельное», - заявил он в интервью одному из госканалов.
 

Уголовные дела. Пока - только в отношении протестующих

Еще одна отличительная черта происходящего в том, что силовики и власти ищут (и находят!) оправдания насилию. Можно допустить, что подавление несанкционированных акций протеста - это прямая работа силовиков: законодательство страны долгие годы готовилось к тому, что однажды определенные статьи административного и уголовного кодексов начнут работать против граждан, вознамерившихся выйти на улицы.

Ведь по своей сути мирный уличный протест это в принципе единственная форма общения граждан с властью, которая сидит в настолько высоких креслах, что с этой высоты уже не видит людей за дымкой собственных интересов.

Уличный протест - это последняя возможность громогласного массового крика в сторону тех, кто перегнул, взял на себя слишком много, перестал считаться с большинством. Так происходит и происходило везде многие и многие годы. Однако белорусы приучили молчанием власть к своей покорности. А когда случилось нечто, одномоментно избавившее общество от кляпа во рту, власть возмутилась. И теперь насилию находят оправдания вопреки здравовму смыслу, заявляя, что те, кто вышел на улицу - преступники, а с такими можно и пожестче.

Так, начальник ГУВД Мингорисполкома, генерал Иван Кубраков заявил недавно в интервью, что милиционеры, в принципе, выступают против насилия,а своей деятельностью они пресекают противоправную деятельность. При этом, по его данным, от рук протестующих пострадало 45 сотрудников ОМОНа.

Еще раз отметим, что эти данные при всем желании невозможно проверить: личности сотрудников силовых ведомств теперь охраняются с особым трепетом. Однако, даже если учесть эту цифру, как правдивую, получается, что число пострадавших силовиков в сотни раз меньше, чем число пострадавших граждан.

При этом в отношении последних возбуждено 152 уголовного дела (по фактам угроз правоохранителям и их родственникам), а по данным генерального прокурора Андрея Шведа, в целом после выборовв Беларуси было возбуждено около 400 уголовных дел о нарушениях правопорядка. Среди них нет ни одного дела о превышении полномочий. Среди них нет вообще ни одного дела в отношении представителей силовых структур. Можно не мериться числом постарадавших с обеих сторон.

Число возбужденных дел и число осужденных говорит о том, на чьей стороне поля мяч, само за себя. Счет явно не в пользу граждан, которые внезапно утратили любую возможность получить хоть какое-то юридическое возмездие за преступления против себя, доказать правду и наказазть виновных. 

Насилие такого масштаба не может иметь оправданий в цивилизованном государстве

Отметим, что только по сведениям ООН, за первые дни протестов в Беларуси было зафиксировано не меньше 450 случаев пыток над протестующими. Недавно свое расследование касательно жестких подавлений акций протестов в Беларуси опубликовало издание «Медиазона». Там собрали данные о насилии в отношении задержанных в Минске и изоляторе в Жодино, причем данные собирались не без помощи сотрудников силовых ведомств, которые анонимно помогали журналистам.

Кроме того, травмы были подтверждены официальными данными медиков, переставшими скрывать уровень насилия в отношении граждан еще в августе. По данным издания, «за время протестов в августе-сентябре 2020 года от действий силовиков в Минске пострадали не меньше 1 376 человек. Каждый третий получил травмы средней тяжести и увечья. Больше 600 человек были избиты не во время митингов, а после задержания в отделах милиции и в изоляторе на Окрестина. Произошли по меньшей мере три случая сексуального насилия, один из изнасилованных - несовершеннолетний».

Самые тяжелые травмы получали люди от разрыва светошумовых гранат и попадания резиновых пуль, причем при выстрелах силовики вели прицельных огонь в голову, грудь и живот (именно от ранения в грудь погиб Александр Тарайковский). Гранатами людям отрывало части конечностей, попадание приводило к переломам и контузиям.

Абсолютно недопустимый для цивилизованного общества садистский беспредел творился в изоляторах на Окрестина и в Жодино, а также в РУВД.

Но еще больше ужасают доказанные факты сексуального насилия: «трое задержанных получили на Окрестина или в автозаке по пути туда травмы, которые свидетельствуют о сексуальном насилии. 31-летний мужчина был госпитализирован с внутрислизистыми кровоизлияниями ампулы прямой кишки, 29-летний - с анальной трещиной и кровотечением. Третий пострадавший - 17-летний подросток, у него, помимо остальных травм, диагностировали повреждение слизистой оболочки прямой кишки», пишет издание.

На акциях протеста последних недель невозможно услышать лозунг  «Милиция с народом», который звучал в первые дни. Люди так больше не думают. Пока силовики твердят про кукловодов и проплаченных агрессивных радикалов, а также угрожают народу пустить в ход боевое оружие, общество пытается научиться жить с мыслью, что в центре Европы за иные политические взгляды и активную гражданскую позицию можно однажды не прийти домой, и что среди сотрудников силовых ведомств, очевидно, есть люди с садистскими наклонностями, которые, выполняя приказ, теряют человеческий облик.

И против которых так и не возбуждено ни одного уголовного дела.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал БДГ.Деловая газета в Telegram.
Оцените эту статью: 
Средняя: 4.8 (17 оценок)

Новости партнеров

 
 
Загрузка...
Яндекс.Метрика