Тунеядцы в Беларуси. Кто они?

Опубликовано: 17/11/2014 - 09:10

По словам главы государства, сегодня в Беларуси – более 400 тысяч «тунеядцев». То есть трудоспособных людей, нигде не работающих и живущих за счет государства. Такой ситуация видится «сверху». Но если посмотреть «снизу», то окажется, что многие «тунеядцы» на самом деле добросовестные работники. Просто они не вписались в экономическую картину страны.

В Беларуси развернулась очередная кампания по борьбе с тунеядством. В одном из недавних выступлений Александр Лукашенко заявил: «Никакого тунеядства. … Я это по себе помню, когда ты работаешь, а где-то кто-то ходит и еще не хуже тебя живет и налоги не платит, и пользуется образованием, здравоохранением – а оно у нас практически бесплатное или за мизерную цену, тогда народ очень напрягается».

Как сообщает информагентство Regnum, президент назвал и конкретную цифру «бесполезных людей»: «Речь идет о бездельниках, которых у нас больше 400 тысяч, которые ни в России не работают, ни в Беларуси, ни в других странах. Это просто бездельники!».

«Вот о них идет речь, – продолжил Лукашенко. – Это ж почти полмиллиона! А доживут до 60 лет – пенсию давай! А откуда пенсия? От нас с вами. Поэтому я их напрягаю – власти, чтобы мы приняли решительные меры – заставить человека работать».

Еще в августе прошлого года похожие цифры озвучивал Михаил Мясникович. Тогда премьер насчитал примерно 445 тыс. человек из числа трудоспособного населения (10%), которые нигде не работают и не вносят никакого вклада в развитие экономики. 

Люди, которых «нет»

В белорусском законодательстве вообще нет таких юридических определений, как «тунеядство» или «тунеядец». Они были во времена СССР, там и остались. Правда, теперь МВД предлагает восстановить это определение. А именно: внести в Кодекс об административных правонарушениях норму, которая позволит привлекать к ответственности граждан, которые умышленно нигде не работают. Или принять отдельный нормативный акт, который урегулирует отношения государства с социальными иждивенцами. Сделать это собираются к 1 января 2015 года.

Между тем, еще во второй половине 2013-го был разработан проект указа о введении налога с неработающих граждан, которые не участвуют в формировании доходной части бюджета путем уплаты налогов, но при этом являются потребителями социальных услуг. Тогда эта идея заглохла в чиновничьих коридорах.

Но в реальной жизни все не так просто. Многие из тех, кого наши власти относят к «тунеядцам», на самом деле добросовестно работают, содержат свои семьи. БДГ нашла семерых таких людей. 

Вадим, 30 лет.

Провел год в ЛТП по решению суда. Когда вернулся, к нему сразу пришел участковый: «Я должен проследить, чтобы ты трудоустроился». Вадиму предложили работать на Минском заводе шестерен, недалеко от дома. Но он отказался. «Я вижу, как там мужики работают. Получают по 2,5-3 млн рублей в месяц. А вместо работы их гоняют железнодорожную насыпь чистить – работы все равно нет».

В итоге Вадим – хороший сварщик – неофициально устроился работать на автосервис в Шабанах. Проводит на работе большую часть суток, причем только дорога в один конец занимает полтора часа. Но он доволен – получает не менее 7 млн в месяц. А участковый все не оставляет надежд трудоустроить Вадима на МЗШ. Вот только как он не придет – Вадима нет дома. Работает. 

Марина, 27 лет.

После декрета долго не могла найти себе работу – нет квалификации. В итоге пошла работать продавцом на рынок. Работает неофициально – как-то там владелец торгового места договорился. Но деньги – процент от выручки – приносит домой ежедневно. В результате семья не богатая, но и не бедствует, не сидит на пособии. 

Семен, 45 лет.

Работает в своей минской квартире, но на российских заказчиков – переводит с английского языка книги для последующего их издания в России. Деньги за работу получает на пластиковую карточку российского же банка, но снимает и тратит их в Беларуси. Договор с издательством у него только устный, никаких бумаг. Но он работает так уже пять лет, и очень доволен. «Меня москвичи не подвели ни разу, хотя формальный договор нас не связывает, – говорит он. – Они довольны мной, я доволен ими»

Владимир, 35 лет.

Ситуация похожа на предыдущую, только он не переводит книги, а пишет их. Владимир работает «литературным негром» у одной известной российской писательницы детективных романов. По его словам, таких, как он, у этой писательницы в Беларуси – с полдюжины. Все условия работы и оплаты – точно как у Семена. 

Анна, 20 лет.

Ее личный талант – писать «продающие» тексты. То есть копирайтинг. Но постоянной работы она пока избегает. «Я просто захожу на сайт www.fl.ru , выбираю подходящий заказ, договариваюсь, делаю, – говорит Анна. – Определенный имидж у меня уже есть, на том же сайте, так что проблем не возникает». Копирайтингом девушка занимается с 18 лет. Деньги получает через электронные платежные системы. Налогов не платит, но и на шее у родителей не сидит, и даже сама оплачивает свое обучение. 

Сергей, 41 год.

Инженер по специальности, он давно оставил МТЗ, на котором работал. Имея квартиру в Минске, он в ней живет только зимой. Все остальное время проводит в деревенском доме, оставшемся от деда. В деревне Сергей ухаживает за оставшейся от деда же пасекой. Мед сдает знакомому перекупщику. «Чтобы не было лишних вопросов у налоговиков, часть ульев я держу на участке соседа – типа это его, – рассказывает Сергей. – У нас тут вокруг деревни полно липы, так что мед получается отличный. А мед у нас вообще дорогой, так что получается выгодно. И работа здоровая. Чего мне на завод идти?»

Ольга, 19 лет.

Отучившись всего один курс в БГУ бросила университет, найдя себя в другом занятии – изготовлении hand-made бижутерии. Бусы, сережки, браслеты, – ни одно украшение не повторяет другое. Ольга – прирожденный дизайнер украшений, так что на специализированных ярмарках и в художественных салонах ее украшения разбирают моментально. И при наличии таланта это занятие, как выяснилось, может приносить очень даже неплохой доход. И без всякого оформления. 

Между тем

Как сообщил правозащитный центр «Вясна», первыми выполнять президентские указания по тунеядцам принялись в Круглянском районе. Там председатель Круглянского районного Совета депутатов Валерий Еркович провел совещание, посвященное «выявлению иждивенчества и тунеядства». На нем присутствовали председатели сельсоветов, представители милиции, а также начальник управления по труду, занятости и социальной защите Круглянского райисполкома Галина Мазок. В итоге решили «объединить усилия участковых РОВД, старост деревень и специалистов филиалов Центра социальной защиты населения в населенных пунктах».

Отдельное внимание чиновники и милиционеры уделят контролю за гражданами, вернувшимися из мест лишения свободы, а также «лицами, ведущими асоциальный образ жизни». Проблема, правда, в том, что в Круглянском районе не хватает работы даже для тех, кто работать хочет. А куда пристраивать «тунеядцев» – и вовсе непонятно.

Зато на примере Круглянского района стала понятна незатейливая формула, которую используют чиновники для подсчета числа тунеядцев. По данным управления по труду, занятости и социальной защиты Круглянского райисполкома, по состоянию на 1 сентября 2014 года в экономике района занято 6017 человек, официально на учете состоит 18 безработных. Остается 1859 человек трудоспособного возраста, которые нигде не работают и потому отнесены чиновниками к экономически неактивному населению. 

Комментарий эксперта

«Тунеядство – термин не только многозначный, но и крайне размытый, так как исконное его значение претерпело значительные изменения с развитием системы общественных отношений. Если основываться на озвученных белорусскими госорганами принципах определения тунеядства, то это, в общих чертах, человек, уклоняющийся от исполнения социальных обязательств перед государством, – говорит юрист и бизнес-консультант Владимир Несмашный. – Неработающий, но не являющийся официально безработным, не имеющий источников дохода и не платящий налоги, возможно – не приносящий пользы обществу, как-то так. Причем решать, тунеядец ты или нет, будет суд, а это изначально подрывает устои общественного доверия к порядку определения таких лиц, так как для вынесения юридического решения судом требуется формальное соответствие признаков, которое часто достигается без учета особенностей конкретной ситуации.

Да, проблема с «ничегонеделающими» есть, и государство на самом деле тратит огромные деньги на содержание массы экономически трудоспособных, но неактивных граждан. Но все же тунеядство – это социальная проблема, а не правовая, так что ее решение лежит принципиально вне правового поля. Если бы неотвратимость возмездия могла решать социально-экономические проблемы, то с введением налогового, уголовного и административного кодексов Беларусь стала бы сразу идеальной страной фантастически обеспеченных и кристально честных людей».

Оцените эту статью: 
Средняя: 4.9 (7 оценок)

Новости по теме

Loading...
Яндекс.Метрика