Валентин Стефанович: Сложно понять, кого за что задерживают в Беларуси

Опубликовано: 31/03/2017 - 14:44
Валентин Стефанович

Со времени начала протестных акций в Беларуси в соцсетях часто появляются сообщения о задержании того или иного человека – иногда прямо возле дома или по дороге с работы.

При этом далеко не всегда ясно, инкриминируют ли задержанному административное правонарушение либо выдвигают более серьезное обвинение. Почему так происходит?

На этот вопрос БДГ ответил юрист правозащитной организации «Вясна» Валентин Стефанович.

«Это очень сложно. Последние несколько дней нам часто поступает информация о задержании того или другого гражданина, и мы не сразу понимаем, в рамках чего происходит каждое конкретное задержание. Тех, кого задерживают сейчас, можно разделить на две группы. К первой относятся задерживаемые превентивно, якобы за какую-то нецензурную брань (очевидно, что это делается в целях изоляции перед акциями), или по административному процессу как участники предыдущих протестов. Ко второй – те, кого задержали по уголовному делу. Но временами очень сложно понять, где кто», – признает Стефанович.

В качестве примера он приводит брутальное задержание бывшего зампредседателя движения «За свабоду!» Алеся Логвинца, на которого 23 марта без объяснения причин накинулись люди в штатском прямо возле дома и, избивая, забросили в микроавтобус.

«Вот задержали его – и мы думаем: почему? Может, он подозреваемый по делу о беспорядках справе и его повезут в СИЗО КГБ? Потом выясняется: ага, все-таки обвиняют в мелком хулиганстве, превентивно перед 25 марта», – поясняет собеседник.

Задержания «с налету» – незаконны

Точно так же выволокли из городского автобуса, чтобы наказать превентивным административным арестом перед демонстрацией в День Воли, и лидера движения «Разам» Вячеслава Сивчика. Правда, официальное обвинение – «неправильное поведение» во время уже прошедшей акции в Куропатах.

«Мы однозначно квалифицируем такого рода случаи как произвольные задержание, не связанные с реальным совершением задержанными каких бы то ни было противоправных действий. Классический пример – Логвинец, обвиненный в мелком правонарушении, нецензурной брани, чего он не совершал. Это задержание произвольного, то есть незаконного характера. Вы не ошибетесь, если назовете его похищением. Ведь и обвинение, и создание формального правового основания для задержания, это все фейк», – говорит Валентин Стефанович.

Он также озвучил позицию правозащитников относительно избиений людей на улице неизвестными в штатском.

«Если гражданина задерживают либо требуют от него о совершения-прекращении каких-либо действий, он должен знать: эти требования исходят от представителя власти. Тот обязан представиться, показать удостоверение или по крайней мере сказать, что он сотрудник милиции. А избиения органами внутренних дел точно переходят все правовые границы применения физической силы. Ее можно использовать в случае неповиновения, для защиты или предотвращения преступления. Но если избивают, задерживая, несопротивляющегося – это реальное превышение служебных полномочий», – подчеркнул юрист.

«Задача «дела боевиков» – сбить накал протестов»

Со стороны подобные задержания действительно больше напоминают похищения. Особенно если вспомнить, что подозреваемым в подготовке к массовым беспорядкам Змитру Дашкевичу и его коллеге, например, при аресте надели мешки на голову. Почему силовики ведут себя как в худших голливудских блокбастерах и как вообще понимать это новое уголовное дело «боевиков»?

«Возникает ощущение определенного сценария. Я бы призвал власть воздержаться от насилия и совершения каких-то провокаций в отношении граждан, которые имеют право реализовывать свои свободы, в том числе свободы мирных собраний», – говорит Валентин Стефанович, отвечая на вопросы журналистов в Минске.

С начала протестов в Беларуси против налога на тунеядство этот сценарий развивается по нарастающей, продолжает он.

«Сначала нам показали кастеты и ножи и рассказывали про ужасных анархистов в масках, затем – уже про неких боевиков, которые готовили в Беларуси какие-то массовые беспорядки. Мне кажется, главная задача этих медийных мероприятий – сбить накал протестных настроений в обществе, запугать, чтобы люди не выходили на демонстрации против декрета №3, а фактически – против экономической политики правительства», – объясняет юрист.

По его словам, новое уголовное дело о подготовке беспорядках возникло именно теперь, поскольку власти напуганы: уровень доверия руководству страны резко упал, на митинги выходят люди, никогда раньше в них не участвовавшие.

«Сейчас демонстрации проходили в городах, в которых никаких демонстраций никто не проводил с 90-х. На них выходили не представители оппозиции, а обычные граждане, недовольные низким уровнем жизни в стране. Подозреваю, что большинство этих граждан являлись и являются электоратом Александра Григорьевича. Думаю, для президента это очень печально, ведь люди ему не доверяют. И поэтому срочно понадобилось сбить накал демонстраций. Частично эти методы работают, потому что людей пугает возможность терактов, в которых могут быть жертвы», – аргументирует Стефанович.

«Власти постоянно пугают оружием оппозиции, о котором потом забывают»

В реальное же существование так называемых «боевиков», о которых красочно рассказывает официальное телевидение, он не верит.

«В 2010 году нас пугали оружием, которым был полностью набит один из минских гаражей – его якобы подготовила оппозиция для демонстрации [после президентских выборов – БДГ]. Потом этот гараж никто не видел. Куда он делся? Кому принадлежал? Какие уголовные дела были заведены? Было много таких ситуаций, когда накануне важных политических событий СМИ показывали, что оппозиция якобы готовила какое-то оружие. Поэтому я этому не доверяю. Если бы этого никогда не было – возможно, я и засомневался бы. Но власти постоянно этим злоупотребляют», – аргументирует представитель «Вясны».

Он подчеркивает: абсолютно все демонстрации в Беларуси проводились исключительно мирно, никаких нарушений не было, по их завершении демонстранты спокойно расходились.

«По моему мнению, задача и этих массовых репрессий, которые начали власти, и пропагандистского сопровождения по государственным СМИ – сбить накал демонстраций против позиции правительства. Мы требуем это остановить, освободить произвольно задержанных и арестованных за то, что выходили на демонстрации», – добавил юрист.

«В условиях полной изоляции признаешься, в чем угодно»

Что касается конкретно нового уголовного дела о массовых беспорядках, правозащитники требуют соблюдать право на защиту для всех его фигурантов.

«Задержанный имеет право без препятствий встречаться с адвокатом, нет никаких ограничений по количеству и протяженности встреч – это норма уголовно-процессуального кодекса. А мы видим, что, как и в 2010 году, адвокатов к задержанным не допускают, люди в полной изоляции. В таких условиях признаешься хоть в том, что развязал Вторую Мировую войну!» – возмущен Стефанович.

Он также высказал предположение о том, почему в подготовке к беспорядкам подозревают тех, кто сегодня под арестом.

«По версии госбезопасности они представляют либо «Молодой фронт», либо «Белый легион». О «Белом легионе» последний раз я слышал в 2008 году, когда его бывшие руководители (в том числе Лозовский) задерживались по подозрению в совершения взрывов в Минске – потом оказалось, что их вина не доказана. У меня такое впечатление, что эти люди находятся в каких-то базах спецслужб, и их периодически задерживают», – отметил он.

Представителей правозащитного центра «Вясна» самих периодически задерживают, на День Воли в офис организации ворвался ОМОН, а в прошлом были и более серьезные случаи преследования. Валентин Стефанович поделился, как ему удается работать в таких условиях.

«Я обычный человек и тоже боюсь. Тем более, что «Вясна» уже подвергалась репрессиям, и не так давно. Наш председатель три года отсидел в тюрьме, и я сам попадал под преследование, даже вынужден был два месяца жить в эмиграции. Но мы исходим из того, что ничего плохого не делаем, а осуществляем правозащитную деятельность, открытую и абсолютно легитимную. Поэтому, если власти хотят нас преследовать за это – конечно, мы ничего сделать не можем, раз они так хотят», – резюмировал он.

Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (5 оценок)
Загрузка...
Яндекс.Метрика