Саммит есть, результатов – нет

Опубликовано: 27/08/2014 - 09:23

Трехсторонние переговоры в Минске по урегулированию кризиса в Украине окончились ничем. Хотя эти «ничто» участники переговоров и постарались замаскировать обычной дипломатической риторикой. Но в итоге единственным «выгодополучателем» от минской встречи стал президент Беларуси, сделавший все, чтобы создать себе имидж главного миротворца на постсоветском пространстве.

Переговоры, которых ждали все

Международных встреч подобного масштаба в Минске не случалось давно: в новом Дворце Независимости собрались лидеры Таможенного союза (Александр Лукашенко, Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев), украинский президент Петр Порошенко, а также три ключевых еврокомиссара – глава европейской дипломатии Кэтрин Эштон, еврокомиссар по торговле Карел Де Гюхт и еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер. Формально, конечно, переговоры проходили прежде всего между Киевом и Таможенным союзом. Однако «гвоздем» мероприятия, несомненно, стала встреча Владимира Путина и Петра Порошенко в формате «один на один».

На встрече в «широком формате» Путин больше говорил про экономику, то есть про проблемы, которые создает для России подписание Украиной Соглашения об ассоциации с ЕС. Вооруженному конфликту в Украине, как посчитали московские журналисты, было посвящено лишь 3% его выступления в Минске. По ходу выступления обвинив европейцев, что они и так «хорошо прибрали к рукам» украинский рынок, а теперь хотят окончательно вытеснить остальных, Путин объяснил, чем «экономическая кооперация» Украины с ЕС грозит Таможенному союзу.

Кстати, по ходу дела от начальника России досталось и белорусскому руководству. Путин заявил, что через Беларусь на восток идет запрещенный реэкспорт товаров из ЕС. «Даже в рамках Таможенного союза уже сегодня идет запрещенный сегодня к ввозу на территорию Российской Федерации товар из стран ЕС. В данном случае, к сожалению, через Беларусь, – сказал он. – Вот, подписано: страна происхождения – Беларусь. Наклейку сорвали – Польша». После ассоциации Украины с ЕС такого реэкспорта будет в десятки раз больше, он просто захлестнет Россию, добавил Путин.

Порошенко в своем выступлении попытался сделать решение проблемы войны на востоке страны главной темой встречи. Европейцы вежливо старались угодить всем, но было понятно, что их также больше интересуют экономические вопросы, и прежде всего – транзит через Украину российского газа. Впрочем, открытая часть мероприятия быстро закончилась – следующие четыре часа собравшиеся в Минске политики вели переговоры за закрытыми дверями.

Важный момент: на переговорах Таможенный союз вовсе не выступал единым фронтом. Позиция глав Беларуси и Казахстана часто существенно отличалась от российской. А Нурсултан Назарбаев даже попытался перехватить миротворческую инициативу у Лукашенко, выдвинув свой набор предложений по урегулированию конфликта. Первое – оказать гуманитарную помощь Украине: «В этом должны принимать участие СНГ и Таможенный союз. Важно обеспечить беспристрастный контроль над доставкой гуманитарной помощи, и на это время стороны должны заключить перемирие». Вторая инициатива – прекращение огня. Гарантом соблюдения этого условия, по мнению президента Казахстана, могла бы стать ОБСЕ. Третье – прекратить санкционное противостояние. «От этого страдают все. Санкции надо потихоньку снимать», – заявил Назарбаев. И четвертое – создать международный фонд поддержки украинской экономики. А следующий саммит по Украине Назарбаев предложил провести в Казахстане. Вот только его никто не поддержал.

После общей встречи рассказать о ее итогах к журналистам вышел один только Александр Лукашенко, без своих коллег и представителей ЕС. И признал, что фактически не удалось найти решения ни одной из обсуждавшихся проблем. «Конечно, всем нам хотелось бы прорыва – немедленных кардинальных решений, конкретных договоренностей по прекращению кровопролития, началу политического диалога в Украине с участием всех сторон конфликта, урегулированию экономических споров. Но уже сам факт сегодняшней встречи – это несомненный успех, шаг в единственно правильном направлении», – сказал глава Беларуси.

«При обсуждении конфликта на востоке Украины все сошлись во мнении о необходимости деэскалации, освобождения заложников, решения проблем с беженцами, гуманитарного содействия и других вопросов. Крайне важно предотвратить гуманитарную катастрофу, особенно сейчас, в преддверии зимнего периода», – отметил Лукашенко. В переводе с дипломатического языка на человеческий это означает: о мире не договорились, конфликт продолжится, хотя, вероятно, и станет вялотекущим – осенью и зимой воевать совсем уже некомфортно.

Состоявшееся после общей встречи двустороннее общение Путина и Порошенко длилось более двух часов. Уже ночью украинский президент, ничего не комментируя, покинул Дворец независимости и отправился в свое посольство – на беседу с Кэтрин Эштон. Его российский коллега, в свою очередь, начал переговоры с Лукашенко и Назарбаевым. И только после этого Путин вышел к журналистам.

Комментируя итоги переговоров, российский президент заявил, что Россия не может выдвигать условия прекращения огня во внутриукраинском конфликте, а может только «способствовать созданию обстановки доверия». Путин отметил, что прекращение огня на востоке Украины предметно не обсуждалось – по его словам, это дело властей Украины, а также представителей Донецка и Луганска.

По поводу задержания украинскими силовиками на своей территории российских десантников Путин не сообщил ничего определенного, ограничившись заявлением о том, что они «могли оказаться на территории соседней страны во время патрулирования». Доклада от Генштаба на эту тему он пока, по его словам, не получал.

В ходе брифинга для прессы Путин прокомментировал и проблему с поставками газа. Он подчеркнул, что «вопрос находится в тупике», поскольку «Газпром» внес деньги за транзит газа в Европу, однако украинская сторона деньги вернула, и транзит оказался «фактически подвешенным».

Путин добавил, что на переговорах о покупке газа Украиной не будут обсуждаться какие-либо льготы, поскольку Украина обратилась в Стокгольмский арбитражный суд. «Любые наши действия по льготированию могут быть использованы в суде», – констатировал президент.

Все это может означать только одно: по результатам переговоров похвастаться оказалось особенно нечем. Остался не подписан и «итоговый документ», который президент Беларуси анонсировал перед началом встречи в верхах. Но «консультации сторон» продолжатся, Путин и Порошенко будут встречаться, а Минск станет постоянной переговорной площадкой по всем вопросом взаимоотношений «таможенной тройки», Украины и Евросоюза. Так что совсем уж провальной называть минскую встречу, наверное, не стоит. 

Минск + Брюссель

Накануне саммита в Минске политологи и политические обозреватели дружным хором твердили, что сам факт белорусского миротворческого посредничества позволит разморозить отношения между властями нашей страны и руководством Евросоюза. Можно сказать, что это действительно имело место, хотя и в весьма скромных масштабах – к официальному Минску в Европе стали относиться немного более благосклонно.

Еще накануне саммита Майя Кочиянчич, официальный представитель главы дипломатии ЕС Кэтрин Эштон, заявила на брифинге в Брюсселе: «Это не двусторонний визит ЕС в Беларусь. Вы, конечно, знаете, каковы сейчас отношения между Европейским союзом и Беларусью. В ряде заключений Совета ЕС эта ситуация представлена. Есть проблемы в политической области, и позиция Европейского союза в связи с этим не изменилась». Так она ответила на вопрос, планирует ли Эштон в Беларуси встречи с неправительственными и другими организациями во время своего визита в Минск.

Тем не менее, прилетев в Минск и проведя очень короткую встречу с Петром Порошенко, Кэтрин Эштон отправилась на двустороннюю встречу с белорусским президентом. Там хозяин саммита высказал массу комплиментов в адрес гостьи и заверил ее, что белорусское руководство готово сделать все, что от него потребуют европейцы. Неожиданное заявление, мягко говоря…

В ответ Эштон отметила важную роль Беларуси в проведении встречи в Минске. «Прежде всего, спасибо за проявленную инициативу по проведению этой встречи, – подчеркнула она. – Это важное мероприятие, чтобы сконцентрировать внимание на событиях, которые происходят в Украине. И очень важно, чтобы руководители стран региона могли вовлечься в этот диалог. Наша позиция четкая: мы поддерживаем выбор Украины, путь, по которому идет украинский народ».

Сложно сказать, «воспрянут» ли теперь взаимоотношения между Минском и Брюсселем, но миротворческое посредничество Лукашенко, несомненно, зачтется Западом. И, в конце концов, когда это еще в Минск приезжали сразу три важнейших еврокомиссара? 

Итого

По сути, только один политик оказывался в выигрыше, независимо от реального результата минского саммита, – это президент Беларуси. В самом деле, он приложил максимум усилий для того, чтобы Минск получил статус нейтральной и независимой площадки для переговоров по конфликтам, которые все чаще вспыхивают на постсоветском пространстве.

«Александр Лукашенко очень старательно, демонстративно показывает всем свой нейтралитет в российско-украинском конфликте. И хотя по мере эскалации военного противостояния делать это все труднее, но именно такой формат для Минска наиболее выгоден, – говорит белорусский политолог Виктор Земцов. – Можно вспомнить, что в 2008 году в ходе российско-грузинского конфликта Лукашенко также держал нейтралитет. А затем – отказался признавать (и до сих пор не признал) Абхазию и Южную Осетию. Как результат – тогда улучшились отношения между Минском и Брюсселем, а в 2009-м, за год до выборов, Беларусь получила от Европы значительные преференции. Теперь все то же самое – нейтралитет Минска, не-поддержка действий России и год до выборов».

Впрочем, не все эксперты оптимистично воспринимают миротворческие перспективы Минска. «Итак, переговоры в Минске относительно урегулирования кризиса в Украине закончились безрезультатно. Заявления о том, что будет создана некая рабочая группа по прекращению войны, которая будет базироваться в Минске, скажем прямо, дипломатическое словоблудие, – считает руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников. – Одна миротворческая имени города Минска группа уже имеется: Минская группа ОБСЕ по урегулированию карабахского конфликта. Создана она была в 1992 году. Никаких положительных результатов ее деятельности ни для сторон конфликта, ни для престижа и международного влияния Беларуси не наблюдается. Так что, очередная минская группа вполне может повторить судьбу в части итогов миротворчества своей предшественницы. Ну а говоря о нынешней встрече, следует отметить, что отсутствие желания (или уже возможности) мирно урегулировать конфликт наблюдалось у главного «виновника» мероприятия – Владимира Путина. Вторжение, уже открытое, в Украину регулярных частей российской армии, обстрелы с российских вертолетов украинских пограничников не есть свидетельство стремления Кремля к миру».

Конечно, Александр Лукашенко свои бонусы все равно получил – продемонстрировал себя миру как главного миротворца на постсоветском пространстве. Также можно предположить, что в ближайшие дни все же будет решен вопрос газового транзита через Украину. Просто потому что в этом крайне заинтересована Европа. Заинтересована даже больше, чем в отмене российского продуктового эмбарго. Тем более что как раз в день переговоров российский премьер Дмитрий Медведев дал понять, что эмбарго вполне может быть вскоре отменено просто потому, что Россия сочтет международную ситуацию менее угрожающей для себя. А вот конфликт на востоке Украины вполне может вскоре заморозиться и далее существовать аналогично приднестровскому.

Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (2 оценок)

Новости по теме

Loading...
Яндекс.Метрика