Подъем экономики через милитаризацию?

Опубликовано: 02/07/2014 - 10:35

Александр Лукашенко уже второй раз в этом году предложил стимулировать белорусскую промышленность за счет собственного производства разных типов вооружений – от многоцелевых бронемашин до гранатометов. По мнению президента, это позволит как переоснастить белорусскую армию, так и получать доходы от экспортных поставок. Но в реальности подобным проектам препятствуют не только технологические проблемы.

 

Бронемашины, ракеты, вертолеты

 

Посещая в конце июня в Борисове предприятия оборонного сектора, Александр Лукашенко вновь заговорил о производстве Беларусью собственных моделей оружия. Сперва президент связал это с новыми подходами к ведению современной войны. «Нам нужна мобильная армия. Мы сделали на это ставку. Поэтому ее надо оснастить мобильными машинами с эффективным вооружением, – указал Лукашенко. – Нам мобильная техника важнее, чем танки, самолеты и прочее. Мы не будем вести такую войну, как Россия, Америка. У нас, если вдруг, другая война – нам нужны эти мобильные многоцелевые машины, чтобы мы могли в любое время поехать куда надо и нанести непоправимый ущерб тому, кто сюда полезет. Нам эти машины важнее любой бронетехники. Уверен, что в современной войне без них невозможно». Собственно, та война, которую описал глава Беларуси, – это противопартизанские действия и подавление локальных мятежей. Но вопрос о том, готовится ли руководство страны к «украинскому сценарию», мы пока отложим – поговорим об экономической стороне вопроса.

 

В Борисове во время визита на ОАО «140 ремонтный завод» президенту рассказали об организации производства в Беларуси многоцелевого полноприводного автомобиля, который может оснащаться различными модулями и перевозить до 12 человек. И о том, что уже в нынешнем году в Беларуси откроется предприятие по производству собственных гранатометов.

 

Лукашенко сразу увидел в этом возможность заработать: «Вы должны придумать самую современную бронетехнику для современного боя. Какую, вы знаете лучше меня, у вас есть собственный и вы изучаете мировой опыт. В ближайшее время вы должны сделать эту машину, за которой стояли бы в очереди люди, готовые купить ее за границей. Поэтому подумайте над тем, как выйти на новые виды работ, которые будут приносить в страну валюту – много валюты, больше, чем сейчас».

 

Но создание отечественных мобильных бронемашин как раз дело более-менее освоенное – достаточно вспомнить такую удачную белорусскую разработку, как легкий разведывательный танк 2Т «Сталкер». Чем-то совершенно новым стало требование Лукашенко разработать отечественный зенитный ракетный комплекс, «который по своим характеристикам будет не хуже «С-300». Оно прозвучало в ходе посещения завода по ремонту радиоэлектронного вооружения «Если по экспорту вопросов нет, то, конечно, надо делать, – сказал президент. – Надо создать свой комплекс, и он должен быть не хуже С-300. Поэтому вы думайте, какая у него будет ракета. Главное, чтобы она была эффективной и поражала любую цель. Все заводы начинали когда-то с ремонта, потом занимались модернизацией, а потом выходили на собственные образцы. … Ваша задача получить здесь новое современное оружие для нашей обороны и для реализации на экспорт. Ставьте задачу другим предприятиям: по электронике, оптике – и ударные комплексы, вооружение надо создавать».

 

Эти заявления Лукашенко прямо перекликаются с прозвучавшими в апреле его же требованиями наладить в Беларуси производство собственных самолетов и вертолетов, как гражданских, так и военных. При этом идеологи развития в Беларуси военной промышленности хотят достичь сразу нескольких целей:

 

- сэкономить средства на перевооружении армии, отказавшись от закупок иностранной (российской, украинской) военной техники,

 

- снизить зависимость белорусских вооруженных сил от импортного оружия,

 

- заработать деньги благодаря продаже белорусских вооружений на экспорт,

 

- поддержать белорусские предприятия ВПК и смежные производства, сохранить их «на плаву», обойдясь при этом без приватизации и привлечения иностранного капитала. 

 

Только с согласия России

 

У белорусских заводов, занимающихся ремонтом и обслуживанием различной военной техники, есть одна общая особенность: все они «заточены» под работу исключительно с системами вооружений, которые были созданы во времена СССР, реже – в постсоветской России. Соответственно, весь их технологический уклад, все материалы и технологии вплоть до последнего станка ориентированы именно на советские образцы техники. А значит, и техническая документация у них – та, что была оформлена еще во времена СССР, либо позднее передана Россией.

 

Отсюда прямое следствие: Беларусь может выпускать военную технику, только базируясь на тех моделях, которые сегодня обслуживает и модернизирует. Это вертолеты Ми-8 и Ми-24, танки Т-64 и Т-72, разные модели бронетранспортеров и боевых машин пехоты, истребители МиГ-29 и Су-27. Беларусь производит великое множество разнообразных комплектующих и компонентов для военной техники, но не так много законченных изделий – это радары («Восток-Э»), легкий разведывательный танк 2Т «Сталкер», переносной противотанковый ракетный комплекс «Скиф», мобильный зенитно-ракетный комплекс (ЗРК) «Стилет» (совместно с Украиной), ряд моделей беспилотников. «Относительно белорусским» можно назвать танк Т-72Б – белорусский вариант глубокой модернизации классического советского танка Т-72.

 

Предприятия белорусского ВПК нельзя просто модернизировать и начать на них выпуск, скажем, аналогов вертолетов Agusta (Италия) или противотанковых комплексов Javelin (США). Проще будет построить соответствующие заводы «с нуля», на что денег, разумеется, нет. А значит, что для выпуска белорусских модификаций российской техники от россиян нужно получить не только техническую документацию, но и лицензии на эту технику. Именно так в конце 1970-х поступили поляки: они купили у СССР лицензию на производство вертолета Ми-2, существенно модернизировали его, и до сих пор производят созданные на базе Ми-2 модели PZL W-3 Sokół и PZL Kania.

 

Однако сейчас другие времена, и Россия сама хочет получать доходы от экспорта вооружений. Соответственно, конкуренты в лице белорусских предприятий ей не нужны. А значит, получить соответствующие лицензии будет совсем не просто. Это Китай может, благодаря своим масштабам, спокойно копировать советские и американские военные разработки, не задумываясь о чужих авторских правах. Беларусь – не может. Да и в любом случае, передача Беларуси подобных лицензий будет для России не столько коммерческим, сколько политическим решнием. 

 

Мнения экспертов 

 

«В самом деле, стимулирование промышленного роста через развитие военных производств – это испытанный способ подъема национальной экономики. Когда государство вкладывает бюджетные средства в производство вооружений, оно создает рабочие места и стимулирует рост по многим направлениям – инженерных разработок, смежных производств и т. д. При этом произведенная продукция не поступает на внутренний рынок страны, то есть мы получаем госстимулирование в чистом виде, – говорит Владимир Сивцов, аналитик издания «Российское военное обозрение». – Так поднимали свои экономики в 1930-е годы Германия, Италия и Япония – и делали это вполне успешно. Так подняли свою экономику США уже после 1941 года. Другой вопрос – к чему это все в итоге привело. Есть еще пример СССР, в котором, по разным оценкам, 60-70% промышленности было военного или двойного назначения. И из-за этого СССР попросту обанкротился. В 1991 году у СССР было 50.000 танков – больше, чем у всех стран НАТО вместе взятых. Но кому они были нужны? Так что Беларуси, конечно, есть смысл стимулировать производство через выпуск военной техники – но тут тоже важно не перестараться»

 

«Создание собственного ЗРК потребует кооперации с одной из стран, производящих ракеты. Своих ракет у нас нет и это сдерживающий фактор. У Беларуси уже есть опыт совместного с Украиной проекта на базе комплекса ПВО «Оса» – Т-38 «Стилет», в котором используется украинская ракета, – говорит руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников. – Вторым слабым моментом является необходимость импорта из западных стран части микросхем для радиоэлектронного оборудования ЗРК. А в отношении Беларуси действуют ограничения на поставку такой продукции. Но этот вопрос решается путем организации контрабандных поставок. Сомнительно, чтобы мы смогли создать ЗРК класса С-300. Опять же из-за ракеты: на рынке доступна довольно ограниченная номенклатура такой продукции. Скорее амбиции следует поумерить, и ограничиться средним радиусом типа «Бук-М2».

 

Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (1 оценка)
Загрузка...

Новости по теме

Яндекс.Метрика