Некляев: преемником Александра Лукашенко в его понимании может быть только Александр Лукашенко

Опубликовано: 27/06/2014 - 10:20

Владимир Некляев готовится вновь претендовать на пост президента Беларуси – на этот раз в качестве единого кандидата от демократической оппозиции. По его мнению, уже 52% готовы к переменам и ждут их, хотя безусловно поддерживают любые действия оппозиции только 20%. А в сохранении на своем посту Александра Лукашенко заинтересована прежде всего Россия. До очередных президентских выборов осталось менее полутора лет. Однако вопрос о том, кто составит конкуренцию Александру Лукашенко в 2015 году, остается открытым. Демократической оппозиции так и не удалось пока определить единого кандидата, и шансы на то, что это произойдет, уменьшаются с каждым месяцем. Пока только три белорусских политика с большей или меньшей уверенностью заявляют о своем намерении побороться за пост президента на выборах 2015 года. Один из них – Владимир Некляев. 

 

- До президентских выборов осталось менее полутора лет. Вас называют наиболее вероятным единым кандидатом от белорусской оппозиции. Насколько это верно?

 

- В гражданской кампании «Говори правду!» принято решение о том, что она выдвигает своего претендента на роль единого кандидата от оппозиции на президентских выборах 2015 года. По логике, таким человеком должен являться лидер кампании. Вот сообразно логике мы и поступаем. Да, такое решение есть, и мы участвуем в консультациях по процедуре выдвижения единого кандидата от демократической оппозиции. 

 

- Лукашенко правит уже 20 лет. Насколько актуален стал вопрос смены президента, или это еще преждевременно?

 

- Смена Лукашенко, а если брать шире, то смена режима, созрела, с моей точки зрения, уже давно. Потому что те способы, которым он управляет государством, и те силы, на которых он держится, противоречат интересам Беларуси. Они работают на сохранение существующего порядка вещей, а не на будущее, которое я лично вижу демократическим, а не авторитарным или тоталитарным.

 

За эти годы никакого развития не получила экономика, свернулась политическая система, власть целиком перешла в руки одного человека, который распоряжается ею так, как ему заблагорассудится – и не в интересах страны, не в интересах народа. Совершенно очевидно, что все его шаги, все усилия направлены на сохранение личной власти.

 

За время, которое он руководит страной, не проведено никаких серьезных реформ, не налажено новых производств, не построено ни одного высокотехнологичного предприятия. Не проведено реформирование сельскохозяйственного сектора – скажем, по той схеме, которую предлагал в свое время, будучи министром сельского хозяйства, Василий Леонов. То есть для развития Беларуси, для ее будущего не сделано почти ничего. Страна законсервирована в советских, изживших себя способах ведения хозяйства, в закостеневшей политической системе.

 

Отсюда, из такой внутренней политики, проистекает и политика внешняя. Основа ее – заигрывание с Россией, получение преференций за сделанные по настоянию российского руководства шаги, далеко не всегда идущие на пользу Беларуси. О том, что это именно так, иногда заявляет и сам Лукашенко. Можно вспомнить, как перед отлетом в Астану он заявил, что подписание Евразийского договора невыгодно Беларуси, что не о таком договоре с руководством России велась речь, но, тем не менее, полетел в Астану и там исполнил то, что ему сказали: подписал договор. И так он поступает практически во всех случаях, когда вопрос касается интересов России. 

 

- Насколько реален сценарий преемника в целом и Виктора Лукашенко в частности?

 

- Есть два варианта разговоров на эту тему, и оба они кажутся мне спекулятивными. Первый вариант – это разговоры о том, что Россия, поскольку Лукашенко не во всем уступчив, может на его место подобрать кого-то другого. Второй вариант – это разговоры о том, что сам Лукашенко может назначить себе преемника. Так вот, ни первый, ни второй вариант, по моему убеждению, не являются реалистическими. Все это досужие придумки одной или другой стороны. Нет нужды России менять Лукашенко: более пророссийского, а вернее, более засимого от нее, более подчиненного российскому руководству человека в Беларуси просто нет. В каких-то мелочах он может заявлять о своем несогласии – но что касается стратегических решений, то здесь всегда и во всем у него с российским руководством полный консенсус.

 

Взять хотя бы его позицию по Украине. С одной стороны, для прессы, для внутрибелорусского пользования, Лукашенко заявляет о том, что Украина должна быть неделима, что «она в моем сердце». Это впечатляет, но сердце – орган для личного пользования. А документ, резолюция ООН по Украине, против которой он приказывает голосовать представителям Беларуси в ООН и тем самым признает аннексию Крыма, – для пользования общественно-политического. И не внутрибелорусского, а международного. Поэтому нет никаких реальных предпосылок для того, чтобы Россия захотела сделать тут какую-то рокировку.

 

Что касается преемника, то для Лукашенко, насколько я его знаю и понимаю, это также вещь практически недопустимая. Из области политических фантазий. Потому что преемником Александра Лукашенко в его понимании может быть только Александр Лукашенко. 

 

-- Демократической оппозиции пока не удается выдвинуть единого кандидата на выборы 2015 года. Последняя попытка провести Конгресс демсил сорвалась в апреле этого года. Некоторые ваши союзники по «коалиции семи» даже поспешили обвинить кампанию «Говори правду!» в затормаживании процесса выдвижения «единого». Почему так происходит?

 

- Оппозиция постоянно проводит консультации по возможности выдвижения единого кандидата на президентских выборах. Эти встречи, консультации проходят чуть ли не каждую неделю. Поэтому нельзя сказать, что в апреле что-то провалилось. И ничего мы не затормаживаем. Наоборот, шаг за шагом продвигаемся в наших договоренностях и, думаю, можем достичь поставленной цели.

 

 Не удается договориться пока по единственному вопросу: по механизму выдвижения делегатов на Конгресс. Здесь существуют два подхода. Один – выдвижение кандидатов на собраниях активистов оппозиции. От определенного количества участников выдвигается определенное число делегатов Конгресса. Мы, то есть кампания «Говори правду!», с этим согласились, но считаем, что такого представительства на Конгрессе недостаточно. То есть, предлагаем несколько изменить механизм выдвижения, существовавший в 2006 году: расширить представительство.

 

Мы хотим иметь единого кандидата в президенты не только от оппозиции, но и от того нового большинства, которое составляет 52% граждан Беларуси, желающих перемен в стране (по последним данным НИСЭПИ). Это больше половины населения. Постоянная же поддержка оппозиции – 20%. А оставшиеся 32% – они что, должны оставаться за бортом? Вот мы и говорим, что единый кандидат должен представлять не только традиционные оппозиционные силы, но и людей, которые остаются формально за бортом политических структур оппозиции.

 

Кроме выдвижения на собраниях, мы предлагаем выдвижение через сбор подписей. То есть, любой человек из этих 52%, желающий реально участвовать в политическом процессе, собирает 150 (или 100, или 50, об этом можно договориться) подписей и становится делегатом Конгресса по избранию единого кандидата от оппозиции. Я считаю, что это не только вполне демократический, но и очень своевременный подход. 

 

- Есть ли у Вас видение того, на какие социальные группы Вы опираетесь?

 

- Да, разумеется. У нас есть практика сбора подписей за Народный референдум. Кстати, мы не оставили эту работу, как заявляют некоторые наши оппоненты, продолжаем и будем продолжать ее. Так вот, анализируя самые разные ситуации во время сбора подписей за НР: кто подписывает, как подписывает, сразу, или не подписывает вообще, – мы проводим как бы собственное социологическое исследование, чтобы четко понимать: какие социальные срезы населения выступают за перемены, за поддержку наших предложений по изменению ситуации в стране. Прежде всего, это городское население, население в наиболее активном возрасте. И занимающееся, так скажем, более-менее свободным, не связаным с зарплатой из госбюджета, трудом. Это предприниматели, это люди, занятые в современных сферах производства, это молодежь. Я не могу сказать, что это весь народ, но это достаточное количество людей, которые, оказав нам поддержку, могут оказать влияние на результаты выборов 2015 года. 

 

- Каков Ваш прогноз, в день выборов в бюллетене кроме фамилии Лукашенко и Вашей, – чьи еще фамилии мы там увидим?

 

- Россыпи кандидатов, как в 2010 году, не будет. Будет действующий руководитель страны, будет кандидат от оппозиции и – обязательный в таком сучае – технический кандидат. Я говорю именно о кандидатах, а не о предендентах на кандидатство, которых будет значительно больше, но которые как появятся, так и исчезнут ко времени сбора подписей. Они могут попытаться вклиниться в этот процесс, но при сложившейся на сегодняшний день ситуации, при падении интереса к событиям, которые происходят в Беларуси, я не думаю, что люди, решившие попытать счастья на выборах самостоятельно, найдут какую-либо значимую поддержку. В нынешних условиях собрать 100 тыс. подписей очень сложно. 

 

- Как на белорусское общество повлияли события последнего полугода в Украине?

 

- Плохо повлияли. Мы это ощущаем на своей практической работе. Если раньше люди очень спокойно подписывались под вопросами того же Народного референдума, которые предполагают некую опасность для самого человека в случае подписания, – скажем, вопрос об ограничении президентских сроков, вопрос об иностранных военных базах, то сейчас очень осторожно подписывают. Необходимо каждого уговаривать, объяснять, что реально происходит в Украине. Потому что большинство людей, мировоззрение которых зависит от массовой пропаганды, считают, что там в самом деле хунта, фашисты, националисты-бендеровцы захватили власть. Что там страдает украинский народ – и точно так же здесь будет страдать белорусский народ, если будет поддерживать оппозицию. Поэтому нам очень важна стабилизация ситуации в Украине и поворот к мирному продолжению украинской революции. Чем быстрее это произойдет, тем лучше. Для нас для всех, не говоря уж о самой Украине, где погибают люди, где необходимо любыми способами остановить кровопролитие.

 

Вот кто-нибудь еще недавно мог подумать, что Россия будет воевать с Украиной, что русские и украинцы будут стрелять друг в друга?.. С ума сойти! Но это произошло. Поэтому в сегодняшнем неожиданном мире говорить о чем-то неизменном, в том числе, а неизменной ситуации в Беларуси, не приходится. И мы учитываем это, глядя и в 2015-й год, и дальше – за его горизонт.

 

Оцените эту статью: 
Голосов еще нет

Новости по теме

Loading...
Яндекс.Метрика