Девальвация: не "быть или не быть", а "когда" и "на сколько"

Опубликовано: 12/12/2014 - 09:15

Вектор частной межстрановой торговли сменил направление:бизнес белорусов теперь – это импорт из России. В первую очередь – топлива и автомобилей, но также продуктов и техники. К этому привело резкое ослабление российской валюты к белорусской.

Кроме того, деньги из Беларуси вывозятся и в южном направлении – в Украине ее национальная валюта гривна ослабла еще больше, чем российская. И только ограничения на ввоз товаров удерживают белорусов от того, чтобы вывезти туда огромную часть валюты из страны: цены на продовольствие в Украине сейчас даже не на проценты, а в разы дешевле, чем в Беларуси. Примерно то же – и в отношении польского и литовского направлений.

В Российской Федерации цены на потребительские товары и услуги увеличились с января по ноябрь на 8,5%, в том числе на товары – на 8,7%, из них на продовольственные – на 11,8%, на непродовольственные – на 5,7%. А курс доллара за этот же период там вырос на 50,7%. Значит, товары продовольственной группы в долларовом выражении подешевели в целом по России на 25,8%, а товары  непродовольственные – в среднем на 29,9%.

В Беларуси же за одиннадцать месяцев года инфляция на потребительском рынке составила 115,5%, в том числе в секторе продовольственных товаров – 118,2%, непродовольственных – 107,5%. А индекс девальвации белорусского рубля к доллару (рост курса доллара в стране) – 113,6%. Получается, что в долларах в Беларуси продовольствие подорожало с начала года, в среднем, на 4,0%, непродовольственные товары подешевели на 5,4%.

Из этого следует, что реальный эффективный курс белорусского рубля (кросс-курс через российский рубль) за период с начала года по конец ноября по продовольственной группе потребительских товаров и по непродовольственной завышен, соответственно, на 40,2% и на 35,0%. Хотя еще недавно, по итогам девяти месяцев, белорусский рубль был переоценен лишь на 14,2%.

Другими словами, если еще два месяца назад эффективный курс белорусского рубля относительно начала года, то есть курс, при котором ценовые условия в межгосударственной торговле Беларуси и России (главному экспортному направлению по этим группам товаров из Беларуси) для самой Беларуси будут соответствовать таковым того периода (начала года), оценивался в 12100 Br/$ при официальном на тот момент 10580 Br/$, то уже сейчас (на конец ноября) – около 15000 Br/$ при официальном 10810 Br/$.

По истечении трети декабря доллар в России подорожал еще больше: еще в конце ноября «американец» стоил у них менее 50 рублей, а уже 11-го декабря устойчиво перевалил через 55-рублевую отметку, а затем, ближе к вечеру этого дня - и через 56-рублевую, направившись к значению 57 Rr/$. Это почти 15%-й рост с начала месяца и уже более чем 70%-й рост с начала года.

В Беларуси же наоборот – Национальный Банк в последнее время старается придерживать ослабление белорусской национальной валюты. С начала декабря доллар в Беларуси вырос менее чем на 0,5%, а с начала года индекс девальвации – лишь 14,1%.

Если же принять за основу, что средние цены на продовольственные и непродовольственные потребительские товары в Беларуси и России с начала месяца изменились одинаково, то выходит, что уже за треть декабря реальный эффективный курс белорусского рубля повысился к российскому еще на 14%, то есть уже на 50-55% с января.

Эффективный кросс-курс к доллару, значит, относительно начала года, должен сейчас быть около 16-17 тысяч белорусских рублей за доллар. Именно при таком курсе соотношение цен на продовольственные и непродовольственные потребительские товары в Беларуси и России будет таким же, как в начале года. Хотя уже тогда проблемы конкурентоспособности экспорта в Россию имели место.

В реальности, учитывая особенности белорусской экономики, а именно тотальную зависимость производства от импорта, как минимум, от энергоносителей, девальвация до значений рассчитанного выше эффективного курса относительно начала 2014-го года будет явно недостаточной. Потому что рост курса доллара в Беларуси автоматически повысит цены через рост производственных издержек, через импортную составляющую себестоимости продукции.

Чтобы полностью вернуть ситуацию соотношения цен в Беларуси и России начала 2014-го, придется настолько ослабить рубль, чтобы долларовый эквивалент только лишь добавленной стоимости – национальной части себестоимости (а это зарплаты, налоги и прибыль) – «пострадал» за всю стоимость товара. То есть, если, к примеру, импортная составляющая в конечной цене товара 50%, то для удешевления его долларового эквивалента наполовину (а именно столько сейчас и нужно Беларуси) требуется двукратное ослабление национальной валюты.

В данном контексте на память приходит лишь период мощнейшего в новейшей истории валютно-финансового кризиса Беларуси 2011-го года. Тогда курс доллара в стране вырос за полгода в 2,7 раза, снизив средние зарплаты белорусов с достигнутых в конце 2010-го  знаменитых  $500 до $250-300, а вместе с ними – и долларовый эквивалент остальных статьей себестоимости продукции. Именно тогда разгрузились склады, сократился импорт (особенно потребительский) и вырос экспорт.

По Белстату, с момента окончания того кризиса (конец октября) по сегодняшний день потребительские цены выросли в Беларуси на 82%, цены производителей промышленной продукции – на 83%, а доллар к белорусскому рублю – на 28,5%. Значит, долларовые цены в нашей стране увеличились за три года на 41,6% в потребительском секторе и на 42,4% - в секторе производственном.

В России за такой же период потребительская инфляция составила 124,7%, инфляция в сфере производства промышленных товаров – 117,9%, а индекс девальвации российского рубля к доллару (рост курса доллара) – 186%. Выходит, что долларовые цены упали там за это время (конечно, в основном в последнее время) на 33,0% и 36,6% соответственно.

Значит, если брать за точку отсчета момент окончания белорусского кризиса 2011-го, белорусский рубль к рублю российскому переоценен сейчас через потребительские цены в 2,11 раз, через цены промышленных производителей – в 2,25 раз.

То есть, курс доллара в Беларуси, при котором непосредственно курсовые условия для внешней торговли с Россией соответствовали бы таковым концу октября 2011-го года, а это были одни из лучших курсовых условий в новейшей истории, сейчас должен составлять 23000-24500 Br/$. А средние зарплаты в долларовом эквиваленте – сократиться с сегодняшних $600 до $270-280 (как сейчас в Украине), и вместе с ними на такой же процент – и иные статьи в национальной части себестоимости производства продукции.

При сохранении же сегодняшней политики удержания курса белорусского рубля, вывоз валюты из страны в приграничные районы соседних стран будет только нарастать. А ведь именно нехватка валюты привела к кризису 2011-го. И чем дальше Национальный Банк будет тратить собственные валютные запасы, чем более глубокой и менее контролируемой будет девальвация белорусского рубля.

Только возврат стоимости российского рубля к прежним, начала-середины года значениям может быть поводом для сохранения сегодняшней валютно-финансовой политики в Беларуси. Для этого России нужно вновь поднять мировую цену нефти до $100 за баррель, остановить вмешиваться в конфликт на Донбассе и вернуть Крым Украине.  То есть, явно не скоро.

Напряженность же на валютном рынке Беларуси усиливается уже сейчас. Предположение о резком увеличении с конца октября спроса на иностранную валюту со стороны населения, сделанное на основе разницы курсов наличных и официального, подтвердилось свежей статистикой Национального Банка.  Физические лица в ноябре создали рекордную в этом году чистую покупку иностранной валюты.  Декабрьский спрос, судя по дальнейшему роста курсов в обменных пунктах, будет не меньшим.

Мало того, уже в октябре сальдо внешней торговли резко ухудшилось, а судя по той же статистике Национального Банка сальдо валютного рынка в секторе субъектов хозяйствования – резидентов Беларуси в ноябре уже рекордно отрицательное (причем как раз больше за счет сокращения предложения валюты, то есть – уменьшения экспорта) дела стали обстоять намного хуже. Конечно, здесь есть доля результата запрета Россией белорусским продавцам экспорта мясной продукции на восток, но этот запрет действует еще не столь много времени, сильного влияния еще не смог оказать

Судя по всему, и особенно по ситуации в России, к которой нынешнее белорусское руководство намертво привязало Беларусь, в отношении девальвации белорусского рубля уже не идет речь о вопросе "быть или не быть". Вопросы уже – "когда" и "на сколько".

Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (1 оценка)
Loading...
Яндекс.Метрика