Военная доктрина: от кого обороняемся

Опубликовано: 04/04/2016 - 23:18

Белорусские депутаты сегодня в первом чтении приняли новую Военную доктрину Беларуси. Документ - основа военной политики государства, говорят в Минобороны. Эксперты отмечают, что появление новой доктрины ускорил российско-украинский конфликт и в ней заложена в том числе тактика поведения при гибридной войне.

Старая доктрина устарела

Новая Военная доктрина определяет основные направления военной политики государства и будет служить базисом для всех правовых актов по вопросам обеспечения военной безопасности, заявил министр обороны Андрей Равков.

Он считает, что старая доктрина выполнила свою задачу, прежде всего, потому, что за это время в мире многое изменилось, передает БелТА.

«Новая Военная доктрина содержит системный ответ на вызовы и угрозы, с которыми сталкиваются сегодня многие даже самые благополучные страны. В ней предусмотрены и меры по совершенствованию оборонного сектора экономики», – заявил сегодня председатель Палаты представителей Владимир Андрейченко во время открытия девятой сессии.

Справка БДГ

В новой Военной доктрине расширен спектр внешних и внутренних военных опасностей для Беларуси, увеличился и список мер, которые государство может применять для своей защиты. Хотя напрямую понятие «гибридная война» в доктрине не прописано, но, по данным Минобороны, «особый акцент сделан на негативных тенденциях, связанных с концепцией цветных революций и механизмов по изменению конституционного строя, нарушением территориальной целостности государств путем провоцирования внутренних вооруженных конфликтов».

Новая доктрина, по данным Минобороны, сохранила оборонительную направленность. «Мы никого не рассматриваем в качестве своего потенциального противника, никому не угрожаем, но свои интересы отстаивать будем всеми способами», – заявил ранее глава военного ведомства.

Напомним, что новая Военная доктрина должна была рассматриваться Палатой представителей еще в ноябре 2015 года. В июне 2015 года Беларусь также предлагала пересмотреть и Военную доктрину Союзного государства с Россией.

Задача доктрины - оборона

«Наша Военная доктрина - исключительно оборонительная, - сказал Александр Лукашенко на встрече с заместителем помощника министра обороны США Майклом Карпентером. – Мы никогда ни на кого не будем нападать, применять оружие против какой бы то ни было страны. Никогда соседи на нас пальцем не укажут в связи с этим».

Официальный лидер государства напомнил, что Беларусь является членом ОДКБ. При этом, говорит он, позиция нашей страны – очень проста: «мы не будем воевать на чужой территории», но если «кто-то попробует воевать с нами, то мы, конечно, будем защищаться и выполнять союзнические обязательства с Россией, но только на этом клочке земли».

«Главное для нас - защита целостности и суверенитета нашей страны, противостояние любым угрозам, откуда бы они ни исходили», – сказал белорусский лидер.

Лукашенко упомянул и конфликт в Украине. Во-первых, Беларуси приятны оценки ее роли в урегулировании этого конфликта. А, во-вторых, пообещал, что «с нашей земли, с нашей территории угроз Украине никогда не было и не будет».

«Мы склонны проводить миролюбивую политику, сделать всё для того, чтобы нормализовать ситуацию в Украине. Нам война в Украине не нужна», – подчеркнул президент.

Коктейли Молотова и экстремизм

«Довеском» к доктрине идут и другие документы, которые сегодня рассматривали и белорусские депутаты.

Так, поправки в некоторые законы предусматривают введение в Уголовный кодекс ответственности за экстремизм.

В частности, в УК появится ответственность за создание и финансирование «объединений граждан при наличии в их деятельности признаков экстремизма» (в ст.361-1 и ст.361-2 УК Беларуси), уголовная ответственность за разжигание социальной вражды или розни (в ст.130 УК), а также будет расширена административная ответственность за распространение информпродукции с призывами к экстремизму.

Определение экстремизма не пересматривалось в национальном законодательстве уже около 10 лет, а организация может быть признана экстремистской только, если она официально зарегистрирована, сообщил сегодня депутатам председатель КГБ Валерий Вакульчик. «Практика и зарубежный опыт показывают, что наибольшую угрозу представляют именно незарегистрированные формирования», – пояснил Вакульчик.

Поэтому поправки расширяют и систематизируют понятие "экстремизм", вводится определение экстремистского формирования, которое охватит зарегистрированные и незарегистрированные организации, сообщает БелТА.

Палата представителей Беларуси приняла сегодня сразу в двух чтениях поправки в законы, которые запрещают хранить и распространять коктейль Молотова. Нарушителям отныне грозит уголовное преследование.

Поправки по экстремизму и коктейлю Молотова сходу одобрил и Совет республики.

Появление новой доктрины ускорили события в Украине

«Мы жили очень долго старой доктрине. Но сразу после событий в Украине президент предложил ее доработать, учитывая новые внешние опасности», – пояснил БДГ военный обозреватель «Белрынка» Александр Алесин.

По его словам, понятие «гибридная война» появилось раньше, но «сейчас мы увидели наяву, как началось протестное движение, «цветная революция» с поддержкой извне, с поставками оружия, началась гражданская война с влиянием извне», которые «фактически поставили Украину на грань уничтожения».

«Для того, чтобы противодействовать подобному, внесены изменения в Военную доктрину. Это только констатация факта, юридическое закрепление. Белорусские же военные получили указание готовиться, как только стали ясны масштабы произошедшего в Украине», – подчеркнул Алесин.

В частности, по его словам, были проведены учения на границе Украиной для предотвращения попадания оттуда оружия и враждебных элементов, стали закупать технику, вертолеты, бронетранспортеры. «Гибридная война – это фактически постанческая, партизанская война, а чтобы воевать с повстанцами необходим спецназ, мобильные средств передвижения», – подчеркнул эксперт.

По его словам, гибридной войне нужно противодействовать с самого начала: на этапе зарождения экстремистских формирований. «Самое главное – это профилактика. Поэтому законодательно доктрину дополнили дополнения об экстремизме и по коктейлям Молотова», – пояснил Алесин.

Военный обозреватель считает, что если попыткам начать гибридную войну будет противостоять «комплекс мер, будут работать спецслужбы и военные, на начальной стадии выявят, разоружат и ликвидируют военные образования, есть большие шансы ее не допустить».

«Но если в стране будет ухудшаться экономическая ситуация, если люди не будут выказывать минимальной поддержки, станут апатичными, то самые малые силы могут опрокинуть эту власть», – пояснил Александр Алесин.

Законодательных мер, по его мнению, не достаточно. «Самая главная мера – улучшение экономической ситуации», – считает эксперт, пояснив, что в Украине ко «взрыву» привела коррупция, экономические проблемы, несправедливость.

«Оборонительные меры должны быть направлены на 360 градусов. Будь это или НАТО, которое недовольно Беларусью как союзником России, или Россия, которая видит, что, как говорят, «мы уходим на Запад». У нас собственные интересы. Белорусские интересы – отличны от российских, натовских и всех других», - заключил военный обозреватель.

Справка БДГ. Численность белорусской армии на 1 марта 2016 года составляет 64 тыс. 932 человека. На вооружении - 54 самолета, 32 вертолета, 602 танка, 886 боевых машин пехоты, 192 бронетранспортера, 16 дивизионов С-300, 4 дивизиона комплексов "Бук", 6 дивизионов ЗРК "Оса", один дивизион ЗРК "Тор-М2", 12 ракетных комплексов "Точка" и др.

В 2016 году на содержание армии выделено более 800 млн долларов. До 2021 года запланирована покупка более 500 единиц вооружения и модернизация еще 70. В частности, закупят российские самолеты Як-130, вертолеты Ми-8, радиолокационную технику (в том числе и белорусская), в 2016 году поступят белорусские комплексы «Полонез».

Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (9 оценок)
Загрузка...

Новости по теме

Яндекс.Метрика