Валютных активов в банковской системе стало меньше еще до выплаты газового долга

Опубликовано: 20/04/2017 - 20:00
валюта

В марте произошло самое сильное за 2 года сокращение иностранных активов банковской системы (требований к нерезидентам). Правда, одновременно существенно снизились и инвалютные обязательства, и внешние и внутренние. Но на меньшую величину. В результате чего валютная ликвидность увеличила свое отрицательное значение: требований к нерезидентам на конец марта меньше всех обязательств в иностранной валюте в 3 раза.

Требования перед нерезидентами: активы в марте сократились на $0,5 млрд

Требований к нерезидентам (а это – золото, иностранная валюта, депозиты за рубежом, кредиты нерезидентам, ценные бумаги иностранных эмитентов, СДР МВФ и прочие обязательства нерезидентов банковской системе Беларуси - то есть ликвидных иностранных активов, которые могут быть быстро использованы для обслуживания обязательств банковской системы в иностранной валюте) на конец марта 2017-го - $6,170 млрд.

За март их стало меньше на $508 млн. В том числе Национального банка – на $150 млн (самое большое сокращение за 6 месяцев), в системе коммерческих банков - на $357 млн (сильное сокращение активов здесь идет уже 3 месяца).

Мартовское снижение объема требований нерезидентов банковской системы Беларуси - самое значительное месячное падение показателя за более чем 2 года, с декабря 2014-го.

Обязательства перед нерезидентами: банки в марте активно погашали кредиты

Обязательств белорусской банковской системы перед нерезидентами, внешних, на конец марта 2017-го - на $6,661 млрд. В эту сумму входят депозиты нерезидентов в белорусских банках, кредиты от нерезидентов, ценные бумаги белорусских банков “на руках” у нерезидентов и т.п.

Последние 2 года внешние обязательства банковской системы Беларуси сокращаются: набранные в предыдущие 1,5 года кредиты за рубежом (тогда было очень выгодно кредитование: ставки были супервысокими, а курс стабилен, что давало огромную прибыль в $-эквиваленте, нужны были только ресурсы для кредитования) постепенно возвращаются. Хотя для сегодняшней ситуации это не положительная динамика: стране, наоборот, нужен приток денег из-за рубежа.

За март обязательства перед нерезидентами также, как и требования к ним, сократились (на $378 млн): но только за счет падения внешней задолженности коммерческих банков (на $382 млн), когда как внешние обязательства Национального Банка незначительно выросли (на $4 млн).

Уменьшение обязательств банковской системы перед нерезидентами в отчетном марте довольно значительное - банки в этом месяце активно погашали долги: сокращение внешних обязательств банков 2-го уровня отмечено именно по статье “кредиты”. Снижение внешних обязательств идет уже 8 месяцев подряд.

Чистые иностранные активы: “минус” вырос на 36%

Разница между объемом требований к нерезидентам и обязательств перед ними составляют сумму чистых иностранных активов (ЧИА). С октября 2013-го они отрицательные: обязательств больше, чем требований. На конец марта 2017-го ЧИА составили $-490 млн. Месяц назад было $-361 млн. Таким образом, ухудшение за март составило 36%.

Тем не менее, сегодняшний «минус» ЧИА далеко не самый значительный: последние 2 года идет, в основном, снижение отрицательного значения, прежде всего – благодаря уменьшению внешних обязательств.

За март ЧИА сократились на $130 млн. Но исключительно у Национального банка - на $154 млн: требования Нацбанка к нерезидентам, как выше сказано, упали на $150 млн, а обязательства перед ними увеличились на $4 млн. В это же время ЧИА банков 2-го уровня, наоборот, выросли, несмотря на сокращение активов: требований к нерезидентам стало меньше на $357 млн, но обязательства перед ними снизились на бОльшую сумму - на $382 млн, поэтому ЧИА выросли там на $24 млн (точнее, уменьшилось отрицательное их значение на эту величину).

ЧИА Национального банка всегда положительные: основная инвалютная задолженность НБ РБ не внешняя, а внутренняя (например, перед банками). Когда как ЧИА коммерческих банков отрицательные - банки имеют значительную внешнюю задолженность: они активно привлекают деньги из-за рубежа, вкладывая их во внутреннюю экономику (или валютным кредитованием или Br-рублевым, сдавая или продавая валюту в Нацбанк). Поэтому ликвидных валютных активов мало  (только минимум ликвидности для оперативной деятельности), когда как основная масса валютных активов – валютные кредиты резидентам, а внешняя задолженность - значительная.

Внутренние обязательства в иностранной валюте

Кроме внешней задолженности, которая, понятно, вся инвалютная, у банковской системы есть внутренние обязательства в иностранной валюте: это, в первую очередь, депозиты в иностранной валюты, а еще выпущенные банками инвалютные ценные бумаги (вне банковского оборота) и депозиты в драгоценных металлах, что составляет, в целом, иностранную часть денежной массы.

Внутренних обязательств банковской системы Беларуси в иностранной валюте больше , чем внешних: на конец марта их - $11,867 млрд  (в основном это инвалютные депозиты населения и юридических лиц в банках).

Но в последнее время они снижаются, особенно остатки депозитов населения: в прошлом году их становилось меньше с каждым месяцем: в марте 2017-го они снизились еще на $47 млн. Хотя остальных составляющих иностранной денежной массы стало за март больше на $87 млн (так, стало больше валюты на расчетных счетах (на $32 млн) и срочных депозитах (на $50 млн) юридических лиц). Поэтому в отчетном месяце внутренняя задолженность банковской системы выросла на $40 млн.

Совокупные обязательства в иностранной валюте

Если сложить внешнюю задолженность банковской системы (обязательства перед нерезидентами) и внутреннюю (перед физическими и юридическими лицами резидентами), то совокупная задолженность в иностранной валюте в конце марта 2017-го составит $18,528 млрд.

За 2 с небольшим года, с пикового значения декабря 2014-го, совокупные валютные обязательства банковской системы в иностранной системы сократилась более чем на $3,5 млрд: внешние (перед нерезидентами) – на $2,9 млрд, внутренние (это инвалютные депозиты,  банковские инвалютные ценные бумаги вне банковского оборота и депозиты в драгоценных металлах) – на $0,67 млрд.

До декабря 2014-го они очень быстро росли, главным образом внутренние, особенно срочные вклады физических лиц в иностранной валюте: срочных инвалютных обязательств банков перед населением это треть всех валютных обязательств.

В последнее время на снижение внешних, перед нерезидентами, обязательств накладывается вынос валюты населением из банков, приводящий к сокращению внутренних инвалютных обязательств. Поэтому совокупные обязательства банков в иностранной валюте сокращаются довольно быстро.

Хотя в марте, как выше сказано, сумма внутренних инвалютных обязательств из-за роста депозитов юрлиц в иностранной валюте, все же, выросла (на $40 млн), но объем внешних одновременно сократился на бОльшую величину – на $378 млн. Поэтому за март совокупных инвалютных обязательств их стало меньше - на $338 млн. Теперь их как в середине 2013-го.

Инвалютная ликвидность банковской системы Беларуси

Итак, ликвидных иностранных активов (требований к нерезидентам) на конец марта 2017-го – $6,170 млрд, а суммарных инвалютных обязательств – на $18,528 млрд. Разрыв между ними составляет $12,358 млрд в пользу последних: на эту сумму обязательств в иностранной валюте больше, чем требований к нерезидентам. Основная часть валютных активов – обязательства в иностранной валюте внутренние, резидентов - экономики и, незначительно, населения - перед банками.

Ликвидность банковской системы в иностранной валюте как процентное соотношение требований к нерезидентам и совокупных, внешних и внутренних, валютных обязательств, составила в конце марта 2017-го – минус 66,7%: активов меньше обязательств в 3 раза.

Валютная ликвидность показывает возможность банковской системы оперативно и в срок отвечать по обязательствам в иностранной валюте. Ведь валютные кредиты субъектам экономики в иностранной валюте, а это наибольший валютный актив банков, возвращаются кредитополучателями постепенно, а сами доллары – не напечатаешь.

Сейчас ситуация здесь лучше, чем было год назад, когда таких активов было на 73,9% меньше обязательств (обязательств больше в 3,8 раз). Но хуже, чем в самый разгар сильнейшего валютно-финансового кризиса 2011-го. Наилучшие моменты – начало 2008-го и середина 2012-го.

Вполне возможно, что мартовское снижение иностранных активов через уменьшение внешней задолженности каким-то образом связано с аккумуляцией валютных средств для погашения газового долга перед Россией. По последним данным, кредит в $1 млрд пока не в Беларусь на поступил, и если не поступит до конца месяца, но при этом не будет ожидаемого соответствующего снижения валютных активов, значит связь эта имеется.

В ином случае, без кредита, объем требований к нерезидентам сократится к концу апреля еще больше, чем в марте. ЗВР, при этом, упадут до критически низкого уровня. А валютная ликвидность банковский системы Беларуси может обновить исторический минимум. 

Оцените эту статью: 
Средняя: 4.7 (7 оценок)
Loading...
Яндекс.Метрика