МВД готовит либерализацию наказаний за экономические преступления

Опубликовано: 04/03/2016 - 11:38

Некоторые экономические статьи Уголовного кодекса могут быть смягчены. По мнению министра внутренних дел Игоря Шуневича, не все из них применяются, а наказание за сделки с драгметаллами слишком жесткие. Эксперты согласны с чиновником.

По одной статье УК не было возбуждено ни одного дела

«Отношение к некоторым видам экономических преступлений необходимо пересмотреть», - отметил на пресс-конференции 1 марта Игорь Шуневич.

Во-первых, речь идет о фальшивомонетчиках. Но не тех, кто «рисует» поддельную валюту, а тех, кто получает ее и несет сдавать в банк. Его там задерживают, изымают валюту и возбуждают уголовное дело.

«Понятно, что умысла у него не было. Но дело возбуждается, потому что так требует закон. Это нужно пересматривать», - считает министр.

Во-вторых, предложение Шуневича касается смягчения наказания за нарушение порядка сделок с драгоценными металлами. Сейчас минимальное наказание за это преступление - штраф или исправительные работы до двух лет, арест, ограничение или лишение свободы до трех лет. Максимальное - до двенадцати лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В-третьих, редкие экономические преступления. По данным МВД, к таким относятся около десяти экономических статей УК. По ним дела возбуждались всего один-два раза за историю, а по одному из прецедентов вообще не было.

«Зачем эти статьи в кодексе нужны? Значит, это не общественно опасные деяния», - цитирует министра внутренних дел БелТА.

Он добавил, что МВД пока не подготовило конкретные предложения по либерализации экономических статей УК Беларуси, но у ведомства уже есть определенные соображения на этот счет.

Поддерживает предложения министра и экономист Леонид Заико. Правда, с одной оговоркой: экономических преступлений вообще не существует.

«Что такое экономическое преступление? Сделки по деньгам, по товарам? Человек - мошенник, совершает обман против собственности, но это обычное преступление. Если кто-то не платит налоги, это означает, что он уменьшает бюджет и обманывает налоговую службу. Это та же сфера жизни, и мы пришли к выводу еще 40 лет назад, что нужно избавляться от термина «экономические преступления», - сказал Заико.

При этом он согласился с необходимостью изменения ситуации.

«В МВД посмотрели, кого за что обвиняли, и решили для себя: напринимали законов, а они не нужны. Но заявление: нам не нужны такие пункты, не относится к смягчению», - подчеркнул эксперт.

Госзакупки: 90% не конкурентные

Под пристальным вниманием министра внутренних дел оказались и госзакупки. «Это достаточно криминогенная сфера, - уверен он. - Около 90% закупок сейчас проводятся на неконкурентной процедуре, то есть, из одного источника».

Шуневич уверен, что бюджетные средства при такой ситуации «не всегда используются эффективно».

«Мы скоро выступим с предложением принять закон о создании и функционировании государственной информационной системы по госзакупкам», - пояснил он.

«Да, Шуневич прав по поводу отсутствия конкуренции и количества закупок из одного источника», - сказал БДГ один из руководителей проекта Opentenders.by Владимир Ковалкин.

По его словам, «точной информацией владеют только Минторг и силовики», а он знает «на основе инсайдерской информации». «Дело в том, что информация о закупках из одного источника не публикуется. А в общем объеме это около 90% всех закупок», - пояснил эксперт.

Он также отметил, что и белорусские тендеры также по-прежнему проходят с нарушениями - таких около 50%.

По словам эксперта, для улучшения ситуации их команда направила предложения в Министерство торговли в рамках обсуждения внесений изменений в закон «О государственных закупках товаров (работ, услуг)».

В частности, они предложили внести в закон «специальные антикоррупционные положения, которые бы предусматривали дополнительные обязанности и санкции для государственных служащих, частных фирм и физических лиц, признанных виновными в мошенничестве или коррупции в сфере государственных закупок», внести «положения, запрещающие бывшим государственным служащим на протяжении 5 лет после увольнения с государственной службы каким-либо образом участвовать в процедурах государственных закупок».

Авторы обращения предлагают также предусмотреть возможность участия для всех желающих в качестве наблюдателей в конкурсных комиссиях без права голоса, но с правом после официальной публикации обнародования информации о закупках (кроме признанными коммерческой тайной).

Необходимо также обязать заказчика «публиковать исчерпывающий перечень технической и (или) конкурсной документации и запретить предоставление дополнительных сведений отдельным участникам торгов по их запросам», публиковать «критерии, способ оценки и сравнения предложений, ориентировочную цену каждого товара (услуги) госзакупки», «полного текста заключенного договора» и допсоглашений, «протокол о результате процедуры государственной закупки на официальном сайте».

«Ввести институт аттестации и получения сертификата на право занимать должность главы и секретаря конкурсной комиссии для подтверждения необходимой квалификации и знаний в области государственных закупок и антикоррупционного законодательства. Разработать механизм отзыва сертификата на право занимать должность главы и секретаря конкурсной комиссии в случае нарушения норм закона и (или) профессиональной этики», - добавили в команде Opentenders.by.

Изменения в закон о госсзакупках пока не внесены, однако, очевидно, что понадобятся в будущем, чтобы сделать процесс прозрачным и конкурентным.

Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (2 оценок)
Загрузка...

Новости по теме

Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс.Дзен»

Яндекс.Метрика