Инфляция в Беларуси: данные искажаются?

Опубликовано: 01/02/2016 - 10:42

Комитет госконтроля уличил Белстат и Министерство торговли в манипулировании цифрами. Речь идет о том, что реальные показатели роста цен на основные продукты питания заметно отличаются от официальных – производители находят нехитрые способы обойти ограничения на рост цен, установленные Министерством торговли.

Шутка о том, что есть три вида лжи: ложь обычная, ложь злостная и статистика, – она уже настолько заезженная, что даже цитировать ее неловко. Но никуда не денешься: просто невозможно подобрать иное описание для сложившейся ситуации. Речь сейчас идет о ценах на потребительском рынке. Официальная статистика, предоставляемая Белстатом, показывает одни цифры инфляции (роста потребительских цен), глаза в магазине показывают другие цифры. Разбежка между мнением Белстата и мнением потребительского кошелька – в пределах 50-60%. Это если говорить о ценах на основные продукты питания.

То, о чем говорят рядовые посетители продуктовых магазинов, неожиданно подтвердил и Комитет государственного контроля. В конце минувшей недели сразу несколько СМИ рассказали о публикации, которую сделал в ведомственном журнале начальник отдела контроля потребительского рынка и сферы услуг КГК Минской области Сергей Казенко. Он проанализировал потребительский рынок, механизмы формирования цен и пришел к выводу, что данные официальной статистики по поводу инфляции и роста цен на основные продукты питания, скажем так, не вполне адекватны.

Контролер констатировал, что рост цен на потребительском рынке отслеживается не по всем товарам, которых тысячи, а по перечню из 51 значимой позиции. А все прочие товарные позиции эксперты Белстата при составлении официальных отчетов попросту не учитывают.

Но и это не все. Даже по указанному перечню из 51 наименования социально значимых товаров реальная ценовая картина существенно искажается, в результате чего Национальный статистический комитет порой оперирует цифрами, которые отличаются от реальных на 50-60%. Как указывает Сергей Казенко, причина в том, что постановление Министерства торговли №2 от 15.01.2015 года «О ценах на социально значимые товары» слишком четко прописано – оно регулирует цены на определенные виды товаров, с конкретным описанием по каждому из них.

В своем тексте начальник отдела контроля потребительского рынка в качестве примера приводит такой продукт, как сметану. Упомянутое постановление ограничивает цену только на сметану 25%-й жирности в 500-граммовой упаковке. Но никто не мешает производителю выпустить сметану жирностью 26% или в упаковке весом 400 грамм. А это уже способ без труда обойти ограничения Минторга. По словам представителя КГК, в большинстве изученных магазинов сметану в 500-граммовой упаковке жирности 25% не видели уже много месяцев. То есть она формально присутствует в прейскуранте и отчеты о цене на нее отправляются в контролирующие ведомства и в Белстат. Но реально производители ее практически не выпускают.

Как пишет представитель КГК, то же самое происходит и с остальными социально значимыми товарами, которые регулируются государством и на основе которых Белстат подсчитывает инфляцию в стране. Стараясь избежать регулирования цены, производители варьируют не только тару, но и все прочие характеристики товара.

«В статистику отправляются данные о товарах, которые уже давно не выпускаются, а потребитель хитрым маркетинговым ходом вводится в заблуждение относительно реальной цены товара, так как не каждый сможет быстро подсчитать как изменилась цена в упаковке в 400 или 800 граммов от стандартной», – пишет специалист КГК. И сразу дает рекомендацию: изменить сам подход к отслеживанию цен и методику статистических наблюдений. А именно: взять за пример западный опыт, то есть ввести для некого товара единую единицу измерения, например, один литр или один килограмм, а потребителям указывать две цены: цену предлагаемой упаковки и цену литра или килограмма.

Однако история с разоблачением того, насколько официальная статистика не соответствует реальности, получила быстрое и неожиданное продолжение. Уже 29 января информагенство БелТА со ссылкой на сайт Комитета госконтроля сообщило: «Информация о несоответствии реальности расчета инфляции в Беларуси, распространенная рядом интернет-ресурсов, недостоверна. … Комитет государственного контроля и Национальный статистический комитет отмечают, что информация, размещенная 29 января на интернет-ресурсах о том, что данные инфляции в Беларуси не соответствуют действительности, является недостоверной. Выводы, изложенные со ссылкой на Комитет госконтроля в статье "КГК: Данные об инфляции в Беларуси не соответствуют действительности", сделаны журналистом безосновательно и носят откровенно искаженный характер. Белстат отмечает, что методология расчета индекса потребительских цен разработана Национальным статистическим комитетом при участии экспертов Международного валютного фонда и соответствует международным стандартам».

Странное опровержение: ни слова о Сергее Казенко, ни слова о точных или неточных цифрах и о пресловутой сметане, никакой конкретики. Проще говоря, такое опровержение выглядит как судорожная попытка защитить честь мундира.

«Комитет государственного контроля разоблачил… правительство. Неожиданно, но справедливо. В 2015 году белорусские власти «убили» такой важный показатель, как инфляция. В условиях тотального регулирования цен, нормирования прибыли и издержек, жесткого торгового протекционизма понятие «свободная цена» не существует. Значит, показатель «индекс потребительских цен» в Беларуси – это не отражение реального изменения цен на товары и услуги, а лишь слепок чиновничьих хотелок. КГК это подтвердил, – считает экономист, глава «Центра Мизеса» Ярослав Романчук. – Контролеры подтвердили то, о чем мы давно говорим. Молодцы ребята из КГК. Они не побоялись публично сказать о системной лжи. Вот только смелости и знаний призвать к полной ценовой либерализации у них не хватило. При желании этот пробел в знаниях легко ликвидируется».

По мнению экономиста, несмотря на последовавшее неуклюжее опровержение, такой вывод КГК будет иметь далеко идущие последствия. Во-первых, стало понятно, что в Беларуси искажены все показатели, при расчете которых используется инфляция (индекс потребительских цен). Это значит, считает Романчук, что ВВП Беларуси в 2015 году сократился не на 3,9%, а оценочно на 4,5 – 5%. А реальные зарплаты и доходы населения сократились на 8-10%. Получается, зона бедности в Беларуси гораздо больше, чем признают власти.

«Обман с инфляцией усугубляет кризис доверия бизнеса и населения к властям. Для успешной реализации антикризисных мер нужен национальный консенсус. Его нет, а ложь об инфляции, финансовом состоянии предприятий и банков только усугубляет ситуацию, – пишет Романчук. – В ситуации, когда нужна сильная воля, научная принципиальность и настоящий патриотизм нас банально, грубо и цинично дурят. Неужели они надеются на то, что кризис пощадит их “Мерседесы”, коттеджи и порочные номенклатурные связи?».

В самом деле, вскрывшееся несоответствие инфляционных цифр высочайшим ожиданиям может заметно испортить настроение президенту. Ведь еще 7 декабря на совещании о проектах прогноза, бюджета и денежно-кредитной политики на 2016 год, президент Беларуси Александр Лукашенко заявил: «Инфляцию удалось сократить, но этого недостаточно. Надо более 3энергично ее снижать – выходить на однозначные показатели. Тогда и будут макроэкономическая стабильность и условия для уменьшения процентных ставок по кредитам».

Тем не менее, несмотря на рост цен намного выше официального уровня инфляции, говорить про приближение социальных протестов пока совершенно не приходится. «Беларусь стала другой страной. Многие люди стали приспосабливаться к такой жизни», – констатирует кандидат в президенты на выборах 2010, а потом политзаключенный и политбеженец Алесь Михалевич.

Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (16 оценок)

Новости по теме

Loading...
Яндекс.Метрика