Эксперты: число безработных в Беларуси стремительно увеличивается

Опубликовано: 15/02/2016 - 10:22

В 2016 году устроиться на работу станет намного сложнее, чем в 2015-м. Экономическая стагнация, сокращение промпроизводства и ликвидация бизнеса множества ИП приведут к тому, что в 2016-м на рынке будет значительный избыток рабочей силы. Таким образом, 2014 год стал последним годом, когда в Беларуси де-факто отсутствовала безработица. 

Нерадостный итог 2015 года

Еще немногим более года назад в Беларуси рабочих рук не хватало, особенно для заполнения вакансий, предусматривающих низкоквалифицированный физический труд. На дверях почти каждого магазина висели объявления «Требуются: уборщицы, грузчики», а плодящиеся гипермаркеты охотно и в больших количествах нанимали молодежь на самую разную работу. Но за 2015 год ситуация принципиально поменялась: число только лишь официально зарегистрированных безработных в Беларуси выросло на 19,1 тыс. человек, достигнув уровня в 1% от экономически активного населения страны. А объявления на дверях магазинов исчезли.

По данным Национального статистического комитета РБ на 1 января 2016 года количество зарегистрированных безработных в Беларуси составило 43,3 тыс. человек – это 1% от экономически активного населения страны. Ровно годом ранее уровень зарегистрированной безработицы составлял 0,5%, а количество безработных составляло 24,2 тыс. человек. Как констатировали в Министерстве труда и соцзащиты, в 2015 году впервые за последнее десятилетие безработных оказалось больше, чем имеется открытых вакансий в органах труда и социальной защиты.

Главная причина очевидна: общий экономический спад. Госпредприятия пока воздерживаются от массовых сокращений работников (часто ценой перехода на сокращенную рабочую неделю), но на них увольнения идут неявным образом. Например, увольняют даже за самую малую провинность, избавляются от работающих пенсионеров и тому подобное.

Происходит и то, что на бюрократическом языке называется «оптимизация трудовых коллективов»: как результат, за 2015 год количество уволенных превысило число принятых на работу на 81,3 тыс. человек; при этом 52,5 тыс. человек из числа потерявших работу пришлось на промышленность. Промышленные предприятия из потребителей свободной рабочей силы разом превратились в ее источник. Рынок труда отреагировал быстро: из-за нехватки рабочих мест уже к середине года были заполнены прежде непопулярные низкооплачиваемые вакансии в таких сферах, как образование, социальная работа и здравоохранение (младший медицинский персонал – санитары и медсестры). Кроме того, началась (пока не слишком выраженно) миграция городских безработных на село. Платят там совсем мало, зато есть возможность вести подсобное хозяйство и получить бесплатное жилье.

Частный сектор экономики не скован президентским предписанием «не выбрасывать людей на улицу», и потому там сокращения идут достаточно интенсивно, в полном соответствии с общим «ужатием» бизнеса. Также увольнения идут в прежде вполне благополучном строительстве – как в коммерческих строительных организациях, так и в государственных стройтрестах. Причина – общее сокращение инвестиций в строительство, за которым последовало сворачивание многих крупных девелоперских проектов, а также дефицит участков под застройку. Наконец, более заметное давление на белорусский рынок труда начали оказывать беженцы из Украины – по некоторым оценкам, их в нашей стране уже порядка 130-150 тысяч, хотя официально регистрируются совсем немногие.

При этом эксперты сходятся во мнении: далеко не все, кто остался без работы, идут регистрироваться в государственные центры занятости. «Количество безработных в Беларуси как минимум в 7-10 раз больше официальной статистики. Регистрация в официальном порядке не дает им никаких преимуществ. Пособие минимальное, да и за эти скромные средства их привлекают, как арестованных, к общественным работам, – констатирует политолог Сергей Марцелев. – А снимают с учета даже за минимальные бюрократические нарушения. Трудовая миграция тоже дает о себе знать. Из восточных регионов едут в Россию, жители Брестской и Гродненской областей зарабатывают в Польше. Польша, в которой быстрый рост экономики, нуждается в рабочих руках. Соответственно, польские политики обещают ввести квоту в миллион рабочих мест для белорусов, украинцев и вьетнамцев. Если такое решение будет принято, ситуация в сфере занятости в нашей стране только усугубится».

Прогноз на 2016 год

В 2016 году количество безработных в Беларуси может вырасти еще больше – в 2,5-3 раза, прогнозируют эксперты «Информационного бюро солидарности с Беларусью» (SBIO). Во-первых, продолжатся увольнения с «лежащих» заводов, а также из строительной отрасли. Во-вторых, на рынок труда окажутся выброшенными десятки тысяч индивидуальных предпринимателей, которые последнее десятилетие торговали на вещевых рынках, а также многие члены их семей.

Более того, та отрасль, которая до сих пор не показывала значительного спада, – розничная торговля – также будет терять рабочие места. Причина – общее сокращение розничного товарооборота (из-за падения доходов населения) и как следствие – закрытие становящихся нерентабельными магазинов. При этом «смена поколений» на рынке труда тормозится. Из-за появления в законодательстве новых требований по трудовому стажу для получения пенсии по возрасту, люди в возрасте теперь будут стараться крепче держаться за свои рабочие места – им нужно накопить необходимый стаж для получения более-менее приемлемой пенсии. А значит, у молодежи начиная с 2016-го будет возникать больше проблем с трудоустройством.

Все это, по мнению экспертов SBIO, может привести к тому, что общее количество безработных в Беларуси за 2016 год увеличится на 60-90 тыс. человек. Более точные цифры будут зависеть от оперативной ситуации в экономике, а она, в свою очередь, – от цен на нефть и от того, получит ли Беларусь кредиты от МВФ и/или ЕАЭС.

Однако стратегического улучшения в экономике, а значит и на рынке труда, ожидать не приходится. Еще 10 января на сайте Всемирного банка был опубликован доклад «Перспективы глобальной экономики». В нем эксперты ВБ прогнозируют: в 2016 году ожидается падение белорусского ВВП на 0,5%. А на 2017 и 2018 годы Всемирный банк прогнозирует для Беларуси рост ВВП на 1% ежегодно.

«Кредит МВФ не решит никаких проблем. Никто не даст официальному Минску три миллиарда долларов одномоментно; возможно, процесс затянется года на три – траншами по $500 млн, по миллиарду в год после выполнения определенного домашнего задания, – сказал в интервью Службе информации «ЕвроБеларуси» экономист Лев Марголин. – Но кредит позволит только притормозить сползание страны в обрыв. А постепенная стагнация, постепенное сокращение ВВП все равно будет происходить, даже в случае получения кредита. Если – повторюсь – власти не пойдут на комплексные реформы».

Статистический парадокс

Как показывают данные Белстата за декабрь 2015-го, в экономике страны было занято 4 млн 464,3 тыс. человек (это 98,4% к соответствующему периоду прошлого года). Однако оперативная статистика ведомства показывает, что численность трудоспособных граждан составляет 5 млн 560 тыс. человек. Получается, что больше миллиона тех, кто может работать, официально этого не делает. Но и безработными не считается – официально у нас их сейчас всего около 45 тыс. человек.

Куда же делся этот миллион? Здесь срабатывают два равновесомых фактора: внешняя трудовая миграция и теневой рынок труда. По разным оценкам, от 400 до 600 тыс. белорусов работают за рубежом, преимущественно в России. Конечно, кризис в самой России сократил спрос на рабочие руки гастарбайтеров. Но, с другой стороны, и аппетиты самих белорусов поумерились. А работодатели по-прежнему отдают нашим соотечественникам предпочтение перед выходцами из стран Средней Азии.

Что касается теневой занятости и теневой же самозанятости, то на ее уровень влияет то, что до сих пор не заработал в полную силу «закон о тунеядцах». И даже уже сложно сказать, заработает ли. Дело в том, что «война» «тунеядцам» была объявлена еще в относительно «тучном» 2014 году. А в нынешних условиях власти даже выгоднее, чтобы какая-то часть населения полностью обеспечивала себя сама – пусть не платя денег в бюджет. Ведь самозанятые в теневом секторе люди (те же репетиторы, частные парикмахеры, программисты-фрилансеры и т.д.) не претендуют на государственные пособия и льготы, но при этом исправно покупают продукты и услуги – то есть платят налоги косвенно, через налоги с продаж и акцизы.

Оцените эту статью: 
Средняя: 4.6 (27 оценок)
Загрузка...

Новости по теме

Яндекс.Метрика