Директор НАИП: что нужно для привлечения инвесторов

Опубликовано: 22/11/2015 - 11:16

Директор Национального агентства инвестиций и приватизации Наталья Никандрова рассказала БДГ о том, можно ли ждать прихода в страну крупных инвесторов, как проходит приватизация предприятий в Беларуси, и почему госдолю в компании МТС до сих пор не смогли продать. 

- Скоро должно пройти Всебелорусское народное собрание, на котором, в частности, будет озвучена новая экономическая программа правительства на 2016-2020 годы. Что мы там услышим по теме приватизации?

- Сложно сказать. Мы подали свои предложения в правительство, мы подготовили эти предложения, базируясь на нашем опыте, в том числе и по проекту пилотной приватизации. Что касается этого проекта, то здесь нужно понимать: чтобы апробировать новые методы, нужно идти вразрез с существующим законодательством. Нас в ходе реализации этого проекта все время пытались вернуть в правовые нормы – но все-таки мы получили необходимый опыт. Исходя из него, исходя из международной практики, мы подали в правительство свои предложения по приватизации. Приняли их там, или не приняли, – я пока не знаю.

- К слову, об этом пилотном проекте, который вы упомянули, и о котором сегодня много говорилось на конференции. Там было восемь проектов для «нестандартной» приватизации, но в итоге ничего не получилось…

- Ну почему не получилось? Смыслом всего этого проекта была не приватизация как таковая, а скорее апробация новых методов. Чтобы посмотреть: вот это работает в Беларуси, а вот это – не работает. В результате мы выработали определенные подходы, которые будут использоваться при приватизации следующих предприятий, правда, их список еще не определен. Мы сейчас апробируем новые подходы, альтернативные стандартной продаже госпакета акций, чтобы все-таки привлечь стратегического инвестора на предприятия, участвующие в пилотном проекте, мы данную методику отработаем до совершенства.

- Года два назад в Беларуси было реализовано несколько проектов приватизации через так называемое «народное IPO» – так, к примеру, приватизировали Минский завод игристых вин и пытались – Гомельский жировой комбинат. Но развития эта практика не получила – почему?

- Нет у нас полноценного фондового рынка, он все еще находится в зачаточном состоянии. Надежды были, но они не оправдались. Человеку сегодня выгоднее пойти в банк и положить деньги на депозит, чем выйти на рынок и приобрести акции. Такая у нас специфика.

- Если вернуться в самое начало процесса приватизации, в начало 90-х… Тогда был выбран такой подход: через акционирование активы предприятий раздавались работникам этих самых предприятий. Насколько это было оправданно? Ведь в результате предприятия не смогли привлечь средства инвесторов на техническое перевооружение.

- Вообще-то это международная практика. Любое частное предприятие за рубежом стремится стимулировать своих работников, в частности, предлагая им акции. Это позволяет мотивировать людей, давать им возможности принимать участие в управлении предприятием.

- Что касается инвестиций: за последние лет десять ни один утвержденный правительством план по привлечению прямых иностранных инвестиций не был выполнен даже близко. В планах указывались цифры то в $2 млрд, то в $2,5 млрд, а в республику реально приходило не более нескольких десятков миллионов долларов в год. Изменится ли правительственный подход в ближайшие пять лет?

- Понимаете, факторов, которые влияют на решение инвестора придти в Беларусь либо не придти, – их множество. И, к сожалению, от нас тут мало что зависит. Мы делаем все, что можем, в пределах своей компетенции. Я надеюсь, что правительство понимает, что есть ряд факторов, которые необходимо нивелировать, чтобы повысить интерес к нашей стране. Это серьезная работа. Должны быть проведены серьезные реформы, чтобы что-то изменилось.

- Какие новые приемы, «технологии» привлечения инвесторов мы можем увидеть в ближайшее время?

- Методы, в принципе, одинаковые во всем мире. То, что применимо в нашей стране, – то мы и используем. Если посмотреть на наиболее эффективные агентства по привлечению инвестиций, которые работают в других странах и имеют абсолютно другой уровень полномочий, то они формируют определенные предложения для инвесторов и точечно ищут те компании, которым эти предложения могут быть интересны. И обращаются к ним с готовыми предложениями.

К сожалению, мы сегодня таких предложений сформировать не можем, так как не имеем полномочий. Мы не можем, например, решить: пустить в фармацевтическую отрасль иностранных инвесторов, какие-то ТНК, или не пустить. А подготовить такие отраслевые предложения могут, соответственно, только отраслевые ведомства. Мы можем только проанализировать ситуацию, дать свои предложения. Но финальное решение принимаем не мы.

Потому я и говорила сегодня о том, что Агентству инвестиций и приватизации нужно поднимать статус и давать больше полномочий. Правильно сказал Ярослав Романчук: надо разделять полномочия государства как собственника и как регулятора. То есть, если профильные министерства отвечают за работу предприятий, находящихся в каком-то секторе, то они их защищают. Соответственно, тем самым препятствуя приходу инвесторов, которые могли бы создать конкуренцию действующим предприятиям. В этом направлении правительство все же работает. Я знаю, что такие изменения будут предприняты.

- Каковы, по оценке вашего ведомства, внутренние ресурсы Беларуси по привлечению частных инвестиций? Условно говоря: какой объем денег лежит под матрасами у людей, и которые могли бы быть инвестированы в экономику?

- Конечно, ресурс очень большой. Это касается и частных инвестиций, и привлечения иностранных инвестиций. У нас очень много свободных ниш. Другое дело, что сегодня условия таковы, что люди не готовы расставаться с деньгами, которые у них лежат под подушкой либо на банковском счете. Потому что понятно: если ты начинаешь какой-то бизнес, ты берешь на себя определенные риски, и эти риски должны быть компенсированы тем доходом, который ты в результате получишь.

Сейчас, в основном, инвесторы идут в высокодоходные и быстроокупаемые отрасли. Потому что в нашей стране риски большие. Соответственно, когда сложатся определенные условия, – тогда люди достанут из-под матрасов деньги и пойдут делать бизнес.

- Говоря об этих условиях: в ряде стран существует такая практика, когда на каждый доллар частных инвестиций государство добавляет еще доллар от себя. В Беларуси подобное возможно?

- Да, такая практика имеет место в ряде стран. Например, в Казахстане государство возмещает инвестору 30% капитальных вложений. Это правильная практика, и мы с такими предложениями выходили в правительство. Мы давали самые различные предложения по тем стимулам, которые могут быть использованы для привлечения инвестиций.

- С июня 2011 года тянется эпопея по продаже государственной доли (50%) в сотовом операторе «МТС – Беларусь», которую президент поручил продать за $1 млрд. Можете ли вы рассказать, что и как там происходит?

- Сейчас никто активно долю в МТС не продает. Хотя к нам обращалась консалтинговая компания, которая совершила ряд успешных сделок в Европе именно в области телекоммуникаций. Они готовы были взяться и продать эту долю в МТС. Причем вопрос цены там даже вообще не стоял. Они были готовы провести все процедуры, которые обычно делаются в таких случаях, чтобы «упаковать» предложение определенным образом, чтобы правильно представить это предложение игрокам на данном рынке.

Но, к сожалению, у нас в государстве процедуры приватизации проводятся без привлечения финансовых консультантов, это дорого стоит. У нас процедура такая: акции выставляются на аукцион, по определенной цене, и информация об этом размещается в белорусских СМИ. А кто их читает из иностранцев?...

- Вы сказали, что нет практики привлечения иностранных консультантов. Но когда была попытка объединить МАЗ и КамАЗ в холдинг «РосБелавто», правительство Беларуси обратилось за оценкой стоимости МАЗа к британской аудиторской компании Ernst & Young. Почему так не поступили с МТС?

- Честно говоря, не знаю. Но для того, чтобы эффективно продать эти акции, необходимо привлечь специалистов. Которые знают и рынок, и игроков на нем, которые понимают, кому этот пакет акций можно предложить. Но я знаю, как работают госучреждения, потому что сама в нем работаю. Знаю, как работает Госкомимущество.

У нас бюджетная организация. А данная сфера – инвестиции, приватизация, – требует привлечения специалистов, которые работают в сфере финансов, имеют соответствующее образование, а часто еще и международное образование. Плюс эти специалисты должны владеть иностранными языками, должны понимать все наши процедуры, должны уметь разговаривать с западным бизнесом на одном языке. Такие специалисты не могут стоить $200 в месяц. Поэтому мы сегодня неконкурентоспособны.

Я могу это сказать с полной уверенностью. А как могут специалисты, которые неконкурентоспособны, что-то продать? Конечно, у нас есть хорошие специалисты, которые пришли, чтобы наработать у нас определенный опыт. Недавно мы получили резюме и готовы пригласить на работу специалиста, который окончил МГИМО и получил МВА в Швейцарии. Человеку теперь просто нужен опыт. И у нас оказалось самое лучшее место для получения такого опыта. Но такие люди приходят, получают опыт, – и уходят. Потому что им нужно на что-то жить. Пока государство не поймет, что данная сфера требует специалистов уровня тех, которые работают в коммерческих компаниях (к примеру, в компании «Юнитер»), должного результата не будет.

Справка БДГ

«Национальное агентство инвестиций и приватизации» – государственная организация, задача которой – привлечение в Беларусь прямых иностранных инвестиций, повышение инвестиционного имиджа РБ за рубежом, содействие иностранному бизнесу в реализации инвестпроектов в Беларусь, а также привлечение стратегического инвестора на предприятия пилотного проекта приватизации, реализуемого совместно с Всемирным банком.

Агентство учреждено указом президента от 25 мая 2010 года и с самого начала задумывалось как специализированная организация по комплексному сопровождению иностранных инвесторов. Год спустя другой указ президента уточнил задачи и функции Агентства. Оно было преобразовано в государственное учреждение, подчиненное Министерству экономики. Агентство наделено отдельными полномочиями органов приватизации по тем объектам, перечень которых утверждается правительством по согласованию с президентом.

Накануне в Минске прошла международная конференция «Новая экономика, кластеры роста экономики, инвестиционные лифты, инфраструктурные инвестиции в развитие экономики». Одним из организаторов этого мероприятия было Национальное агентство инвестиций и приватизации. 

Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (17 оценок)
Загрузка...

Новости по теме

Яндекс.Метрика