Бюджет с вопросами и без надежд

Опубликовано: 22/12/2015 - 10:39

Правительство представило, а парламент утвердил бюджет Беларуси на 2016 год именно с такими показателями, которые хотел видеть президент. Но пока это, скорее, благие пожелания, и далеко не факт, что экономические реалии следующего года будут этим пожеланиям соответствовать. В правительстве это явно понимают, но сделать ничего не могут.

Бюджет приняли без эмоций и надежд

По неписаной государственной традиции государственный бюджет и Основные направления денежно-кредитной политики на следующий год утверждаются одновременно. Так произошло и сейчас. 18 декабря Александр Лукашенко своим указом № 505 утвердил Основные направления денежно-кредитной политики Беларуси на 2016 год. Пресс-служба президента перечислила основные их параметры: снижение инфляции до 12%, прирост широкой денежной массы 16-20%, прирост золотовалютных резервов на $0,3 млрд, снижение ставки рефинансирования к концу 2016 года до 21-24% годовых. Также, как указано в документе, в 2016 году будет проводиться гибкая курсовая политика, обеспечивающая динамику обменного курса на основе спроса и предложения на валютном рынке.

Ну а госбюджет на 2016 год депутаты Национального собрания приняли не только единогласно, но и менее чем за 48 часов. Бюджет поступил в парламент вечером 16 декабря, 17-го его приняли в первом чтении, а в пятницу, 18 декабря, – уже во втором. Журналисты сразу заметили, что за это время невозможно было не то что обсудить главный финансовый документ страны, но даже прочитать его – ведь это две толстые книги формата А4.

«Когда обсуждали бюджет, я внимательно слушал министра финансов Владимира Амарина. По его словам, средний курс доллара, исходя из которого написан бюджет, – 18 700 белрублей. Также в бюджет заложены вывозные таможенные пошлины на нефтепродукты в размере $1,1 млрд, а цена на нефть – $50 за баррель. Но уже сегодня мы видим цену в $36 за баррель, и нет никаких предпосылок для того, чтобы она внезапно подскочила на треть, – говорит преподаватель Кафедры национальной экономики и госуправления БГЭУ Василий Астровский. – При этом в следующем году, по оценке Минфина, Беларуси предстоит выплатить кредиторам $3,3 млрд. Но нам все равно обещают профицит бюджета в 17,2 трлн руб. при доходах бюджета в размере 180 трлн рублей. Как? За счет чего?».

Постоянные читатели БДГ наверняка заметили: за последнее десятилетие основным источником пополнения бюджета стала не калийная соль, а поступления от продажи продуктов нефтепереработки. И потому падение цен на нефть прямо бьет по бюджету Беларуси, которая сама той нефти добывает с гулькин нос (1,5 млн баррелей в год).

Взаимосвязь простая: дешевеет нефть – значит, в Европе (основной рынок сбыта наших НПЗ) дешевеют нефтепродукты – сокращаются поступления от их продажи за рубеж. Одновременно из-за падения цен на нефть теряет доходы Россия – главный потребитель белорусских товаров и продуктов питания. Двойной капкан.

«На 2015 год прогнозировался рост ВВП на уровне 0,2-0,7%, а в настоящее время падение ВВП составляет 3,9% (по официальной оценке – 3%). На 2014 год прогнозировался рост в 3,3%, а в действительности ВВП вырос лишь на 1,6%. В 2013 году прогнозировался рост на уровне 8,5%, однако вырос ВВП всего на 0,9%, – напомнил в интервью «Радио ”Свобода”» руководитель «Центра Мизеса» Ярослав Романчук. – Я думаю, что реальное падение ВВП в 2016 году будет на уровне 3-5%, как минимум. Ведь, учитывая то, что происходит в России, что происходит с ценами на нефть, что происходит с уровнем конкурентоспособности, если мы выйдем на 5% снижения – это еще будет хорошо».

В правительстве это отлично понимают и даже не берутся спорить с независимыми экономистами. В интервью программе «Контуры» телеканала ОНТ 20 декабря премьер-министр Беларуси Андрей Кобяков согласился: бюджет 2016 года не является бюджетом развития. Это, в лучшем случае, бюджет стабилизации.

«Бюджет рассчитан исходя из цены на нефть $50 за баррель и курса 63 российских рубля за доллар. А ряд очень значимых доходов бюджета связан именно с экспортом нефтепродуктов», – признал Кобяков. Правда, он сослался на то, что «и коллеги в Российской Федерации, когда верстали свой бюджет, взяли те же параметры». По словам премьера, тут самостоятельность Беларуси ограничивается евразийскими соглашениями. «В общем-то, это была экспертная проработка в рамках Евразийского экономического союза, и финансово-экономические ведомства просто взяли определенные базисные критерии для того, чтобы сформировать прогнозные показатели. И мы взяли прогноз коллег Минэкономразвития по темпам роста российской экономики, как брали и экспертные оценки экономики Европейского союза, Китая, – рассказал глава Совмина. – Все эти внешние факторы сложили, исходя из тех представлений, которые были на момент составления наших прогнозных показателей».

Но при этом, по словам Кобякова, «Сегодня динамика худшая, чем та, которая предполагалась. Но это не говорит о том, что она не может поменяться» в январе-феврале или июле-августе. Это не говорит о том, что мы должны сейчас сломя голову из-за того, что где-то на какой-то бирже что-то произошло, должны менять наши параметры. … Но это заставляет нас быть более осторожными в начале года».

В ожидании корректировок

Принятый на 2016 год бюджет будет многократно и часто корректироваться по ходу года. Это признал первый вице-премьер правительства Беларуси Василий Матюшевский. Правда, сказал он это таким сложным бюрократическим языком, что впору переводчика вызывать.

«Следующий год вряд ли будет проще нынешнего. Те вызовы, риски, угрозы, с которыми столкнулась экономика Беларуси, к сожалению, сохраняются. Если бы мне задали вопрос, каким одним словом можно охарактеризовать то, что происходит сейчас, – это неопределенность. Мы вынуждены жить в эпоху геополитической неопределенности. Мы должны это четко осознавать и быстро реагировать на эти изменения как на макро-, так и на микроуровне, – цитирует Матюшевского БелТА. – Самое главное, что в правительстве понимают причины происходящего. Это как для врача: прежде, чем лечить, нужно понимать, что ты будешь лечить. Остальное будет зависеть от нашей воли и готовности меняться».

При этом все без исключения чиновники, как заклинание, повторяют, что при любых корректировках бюджета социальные расходы урезаться не будут. Но это, по большому счету, те же люди, которые в начале 2011 года заверяли нас, что никакой девальвации не предвидится. Между тем, проезд в общественном транспорте, расходы на ЖКХ, налоги на землю и недвижимость, фиксированный единый налог с ИП, – все это вырастет уже с 1 января.

«Наш бюджет уже давно является мифическим творением чиновников, которые и понятия не имеют, что реально в стране происходит. О каком росте может идти речь, если у нас инфляция с прошлых выборов составила 900% (2000 за $ в 2010, и 18000 в 2015), уже этого показателя достаточно, чтобы усомниться в жизнеспособности нашей экономической модели и в дееспособности правительства, – сказал БДГ политик и предприниматель Андрей Климов. – 50% поступлений в бюджет составляют доходы от перепродажи на Запад российских энергоресурсов, даже норвежцы не тратят все эти деньги, а откладывают в стабфонд. Мы же закладываем в бюджет страны доходы от продажи сырья, месторождений которого у нас нет! И дело не в том, что в бюджет закладывается $50 за баррель, хотя сегодня понятно, что реальная цена в следующем году за баррель – $15, поскольку себестоимость российской нефти – $25-20, а себестоимость арабской – $5.

Дело в том, что наше правительство живет одним днем, сегодняшним. Наши чиновники не знают даже, сколько стоит в магазине пачка масла и десяток яиц, какой процент доходов у белорусов уходит на питание, и сколько реально крадет наше правительство у семейного бюджета с каждой девальвации. Я уже не говорю о том, что из бюджета не просматриваются стратегические направления развития экономики страны на десятилетия вперед, а ведь именно так верстается бюджет в Европе, Китае, США – исходя из долгосрочных тенденций в экономике, политике, инновационной сфере».

Оцените эту статью: 
Средняя: 5 (16 оценок)
Загрузка...

Новости по теме

Яндекс.Метрика